fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 34409

Доклад А. Кашпировского

Итак, я видел огромное количество людей. Поэтому я всегда мог знать, НА ЧТО будет реакция, КАКОВА она может быть вообще. Могу прямо сказать,что плохой реакции от воздействия психотерапевта быть не может. Никакой! Это я утверждаю как абсолютную мысль. Даже в том случае, если врач пытается внедрить её, человек, получив эту информацию, ”процеживает” её через свою критику, анализирует и не допускает ненужной.

Как только в зале кто-то хотел рассказать о своей болезни,её ухудшении, я останавливал его и прерывал. Я не хотел, чтобы плохой информацией был запущен плохой результат. Мы говорили на сеансах только о положительном и увлекали людей положительными примерами на выздоровление. Мы хотели поломать барьеры болезней - и это нам удалось. Мы получили в ответ огромное количество писем. На протяжении почти двух лет шёл их анализ. Перебрано почти 500 тысяч писем, а получено свыше 1 млн 200 тысяч - это только то, что получили мы, а то, что сейчас осело в различных редакциях различных городов, наверное, во много раз больше! В зале присутствуют представители Польши, которые могут подтвердить то, что по польскому телевидению передано сообщение, что за время наших первых сеансов (с декабря 1988 г. по апрель 1989 г.) в Польше излечилось около 850-ти тысяч человек от различных соматических болезней. В течение прошлого года в Польше транслировали мои телевизионные сеансы - и всё нормально!

Телесеансы прошли в Болгарии. Видеокассеты проникли в Соединённые Штаты. Когда я приехал в США, то наблюдал, как много люди говорили о том, какие болезни у них прошли от просмотра видеокассет, причём,не очень хорошего качества. Мне не хотелось бы говорить о побочных случаях и ложных выводах. Это сомнительные случаи, не связанные с проводимой терапией.

Недавно я прочёл в газете, что на Украине официально зарегистрировано около двух миллионов психически больных. А сколько их по стране?! Это только те, кто попали на лечение в психиатрическую больницу, поликлинику, на приём к психиатру, т.е. явные больные: это те, которым уже трудно, почти невозможно быть дома. А те, кто на полпути к этому? Ежедневный приём, скажем, в Винницкой психбольнице - 50-70 человек в день. Каждый день в течение 25 лет работы я наблюдал это лично. Но все эти годы телетерапии не было. Так кто же виноват? Письма с побочными результатами не анализировались, зато к положительным ответам, присланным по почте, у Минздрава сложилось такое отношение: ”Это не документ! Документ - это история болезни”.

Смею возразить! Всё человеческое является человеческим документом! И не всюду требуется печать Минздрава. Должен сказать, что, когда министром был Евгений Иванович Чазов, он оказывал поддержку телетерапии. На первых порах то же было со стороны нового министра И.Н.Денисова. Сейчас же я шестым чувством ощущаю, что что-то изменилось в наших отношениях в отрицательную сторону. Наверное, и он поддаётся гипнозу печати.

Я считаю, что письма, надписи - это человеческие документы. Согласен с тем, что их нужно проверять и, быть может, не со всеми соглашаться. Мы это пытаемся делать. Но, с другой стороны, где взять для этого силы? Миллион сообщений, документов. Правда, среди них есть документы, заверенные той же печатью. Вы знаете, как сложно получить справку в медицинском учреждении в нашей стране. Но кто же мешал нашему здравоохранению дать указание, когда шли телевизионные сеансы, чтобы в областных центрах отбирали бы группы больных, скажем, в тех же онкологических больницах или в других, завели на них истории болезни и наблюдали, делали выводы? Кто мешал? Потом, когда прошёл год и возобновились ленинградские сеансы, кто мешал в Ленинграде, в Москве и других городах? А ведь эти три передачи в Ленинграде охватили почти 50 миллионов человек. Кто мешал исследовать, наблюдать, изучать?

А кто мешает сейчас взять на Центральном телевидении видеокассеты и внедрить их в лечебные учреждения, провести анализ? Но что искать? Хороша или плоха психотерапия? - по-моему,это доказано. Доказано, что психотерапия является перспективным направлением нашей медицины. Искать нужно другое: что происходит? - нужно искать не хорошее или плохое, а причины происходящего - вот что нужно искать. А пока, я думаю, у нас нет на это таких сил. Получилось в итоге, что я один оказался виноват в том, что что-то не сделано, хотя сделано очень многое. Но ведь не могу же я охватить всё сразу: не могу все бумажки приклеить друг к другу, сложить все сообщения, проанализировать и содержать за свой счёт огромный архив.

Поэтому мы сейчас здесь собрались, чтобы подумать вместе над тем, что же произошло и что делать дальше, рассмотреть возможности психотерапии во всех её ракурсах с разных точек зрения.  Поэтому здесь будут выступать врачи, социологи, психологи, математики, физики, инженеры, химики. Мы услышим выступления и представителей духовенства. Я очень прошу вас понять, что здесь рассматривают не мой феномен. А феномен Человека с большой буквы, его способности, возможности, его дух, разум, психику и сферу бессознательного, которые воспринимают и реагируют на все действия внешних и внутренних факторов человеческого общества и природной среды, существование Человека. Ведь всем прекрасно известно, что информация идёт, в основном, по двум каналам: зрительному и слуховому. Кто слышал во время сеанса что-то устрашающее, провоцирующее припадки? Да, есть ещё мимика. Так что, моя мимика была страшной, пугающей, нацеливающей на обострение болезней?

Поэтому все публикации об отрицательном эффекте лечения носили и носят характер ятрогении и отрицательной индукции. Как только в печати сообщили о девочке, которая где-то на Севере машет руками, подобным девочкам после знакомства с такой информацией ничего не оставалось, как тоже размахивать руками. Но это уже результат работы не психотерапевта, а некоторых изданий и телепередач. В литературе описаны случаи массовых психических эпидемий от воздействия отрицательных сообщений. В данном случае телевидение и пресса поступили неграмотно и принесли много вреда. Но даже если бы они остались на нейтральных позициях, запретили бы передачи, то это тоже нанесло бы большой ущерб как развитию нового направления, так и человечеству. Почему?

За истекший год, когда не было телепередач, - а они планировались на длительное время во всё меняющейся форме - я думал, что создам возможность изучить это психотерапевтическое направление, его результаты. Ведь я мог с самого начала запланировать и 15, и 20 передач, а запланировал всего шесть с тем, чтобы оглянуться и учесть недостатки и промахи. Ещё А.П.Чехов говорил, что культурный человек не тот, кто не пролил суп на скатерть, а тот, кто не заметил, как это сделал другой. Если бы у нас и были хоть какие-то маленькие отклонения, то их можно было бы увидеть по-другому: без злобы,  лжи и клеветы. По-человечески. Можно было бы и подправить: ”Видите, здесь Вы немножко заблуждаетесь - мы считаем, что это не так”. Этого ведь не было.

Отсутствие возможности провести новую серию телепередач принесло непоправимый вред! Вы спросите: ”Почему?” Да только потому, что за это время люди поднимали тяжести и из-за физических перегрузок получали грыжи, травмы, ожоги, переохлаждались, болели. В результате они легли на операционные столы, попали в больницу. У них был шанс избавиться от той же грыжи, варикозного расширения вен, опухоли. А этот шанс у них отняли. Интересно, есть ли статистика о том, сколько людей погибло на операционных столах или сразу после операции из-за реакции на лекарственные вещества, наркоз и т.д.? Я помню случай в Виннице, когда один выдающийся спортсмен (не буду называть его фамилии) со своим девятилетним сыном пришёл в зубную клинику. Девятилетний крепыш, маленький богатырь! Ему нужно было удалить всего лишь один зуб. Отец остался ждать около двери. Ровно через две минуты вышел белый,как полотно,хирург и сказал: ”Ваш сын скончался...” Новокаин!

Скольких людей отправил на тот свет новокаин и другие медикаменты, приводящие к аллергическим реакциям? А сколько их ещё отправит? Где статистика этих страшных случаев? А ведь будь психотерапия в тот период, то многим не пришлось бы пользоваться новокаином!

И ещё одна сторона. Измеримо ли, к какому количеству несчастий привели злые наскоки некоторых изданий, посягнувших на гуманнейший способ выздоровления людей и духовное общение с ними. Ведь и духовную сторону телепередач растоптали. Взамен на телеэкранах, страницах газет и журналов появилась оглупляющая информация о различных мистических явлениях, паранормальных случаях о, так называемых, ”колдунах”, а порой об откровениях явно психически больных с бредовыми идеями.

В наших передачах шёл разговор о различных аспектах духовного. Например, в ненавязчивой форме мне хотелось показать душу украинского народа, воспеть его язык, величие и красоту. Поэтому я и представил в одной из передач женщину, которая очень хорошо говорила о муже, тяжело больном человеке, говорила она на своём певучем украинском языке.

Дав возможность заговорить ей, я невольно заставил всех полюбить этот язык. Эта женщина стояла перед людьми и олицетворяла собой Украину. А нужно было просто дать слово такой женщине, и больше ничего не требовалось, потому что заставлять любить что-то - это неправильно. Недаром ещё в библии сказано: ”Не так,как я хочу, но как ты”. Не насилуйте, не заставляйте меня любить то, что я и сам, быть может, полюблю без всякого насилия.

После этой передачи меня попросили уже жители Узбекистана: ”Покажите нескольких человек из Узбекистана. Нас ведь считают взяточниками. Покажите нас!” И я показал - у людей как-то смягчилось отношение друг к другу, появилось взаимопонимание. Вот о чём речь. А когда я показал двух обожжённых мальчиков, то я сделал это не только для того, чтобы продемонстрировать, что у них прошли ожоги, но ещё и для того, чтобы сердца жестоких отцов наполнились состраданием, потому что никто не говорит им о том, каковы последствия нашей знаменитой пословицы: ”За одного битого двух небитых дают”. И бьют отцы детей по голове. Я сталкивался с этим, потому что знаю анамнез многих больных детей, которых отцы своими тяжёлыми кулаками били по голове за двойку, за плохой взгляд, за каплю пролитого на скатерть супа; калечили своих детей.

Когда я показал двух мальчиков, несчастных до глубины души в своём бедственном состоянии из-за нас, из-за нашей взрослой невнимательности, рассеянности и глупости, я получил много писем (лично) именно от отцов, у которых пробудилась жалость к своим сыновьям. Я хотел возбудить жалость, ибо слово “жалость” у нас было уничтожено крылатой горьковской фразой: ”Жалость унижает человека”. Нет! Надо жалеть человека! Надо культивировать добро, жалость, сострадание, сопереживание - то, что было у нас уничтожено в прошлые десятилетия.

Поэтому-то многие аспекты психотерапевтических передач выглядят такими социальными, приобщающими людей к поэзии, к хоровому слову, музыке и положительным примерам, которые облагораживают человека, прокладывают через сознание дорогу в подсознание, - ведь память нормы бывает не только физической, но и психической,социальной. Не зря в зале присутствовали актёры, поэты.

Вот почему многие люди стремились на наши сеансы, желали смотреть наши передачи. Не все они нуждались в лечении, зато всем хотелось общения потому, что им говорили о разных вещах: о планах,надоях,соревнованиях - и ничего о человеке и его душе. Наши передачи были не столько медицинскими, сколько психологическими, духовными с медицинским уклоном,со стремлением совершенствовать человека - об этом, я думаю, и пойдёт речь на конференции. Я благодарю всех за внимание и терпение, которые вы оказали мне во время моего, быть может, затянувшегося доклада!

А. Кашпировский