fb ok instagram twitter youtube

Просмотров с 12 марта 2018: 2191

Пробный телемост «Киев — Москва»

12 МАРТА 1988 г.

Пробный телемост Киев — Москва был проведён 12 марта 1988 года. А его трансляция по телевидению состоялась 20 марта.

Если не работает видео, нажмите на ссылку »

Данный телемост явился своеобразной «пробой пера» перед операцией. Не столько пробой для меня, сколько для телевизионщиков.

Организационные хлопоты взяли на себя в Москве — В. Белозёров, а в Киеве — В. Щербачёв. Во время его проведения я находился в Киеве, в студии Украинского телевидения, вместе со спортивным комментатором В. Щербачевым и киевлянкой Жанной, похудевшей в результате моих шести занятий с ней на 50 кг


На другой стороне моста, в Москве, в студии программы «Взгляд», была собрана группа из 12-ти человек.

От меня, естественно, требовалось продемонстрировать что-то необычное, аналогичное тому, что я делал во дворце «Дружба» в Москве.

Для этого я выбрал два довольно сложных опыта: обезболивание и падение всей группы навзничь на спину, не сгибаясь . Эти опыты для завоевания доверия зрителей мне приходилось тысячи раз показывать на своих выступлениях. Их демонстрация сразу же отметала сомнения во всём остальном.

Потому и на этот раз сначала на нескольких участниках группы была продемонстрирована нечувствительность к проколам и огню. Впечатляющим стал эксперимент с Николаем Поповым, которому я предложил держать в руке стакан с электрокипятильником. С невозмутимым лицом, находясь в полном сознании, он спокойно держал в руке стакан с кипящей водой и при этом отвечал на вопросы ведущей, заявляя, что не чувствует никакой боли. 

Нескольким другим участникам , у которых я дистанционно вызвал обезболивание, сделали проколы руки.

Поражённый увиденным, В. Белозёров, стремясь ещё больше удостовериться в истинности происходящего, изъявил желание сам подвергнуться моему обезболиванию. Для этого на ребре стула укрепили большую цыганскую иглу, и он по моей команде ладонью надавил на её остриё. Игла прошла насквозь руки, но В. Белозёров не почувствовал боли и только произнес: «Удивительно, но я не сплю!» 

Важно подчеркнуть, что вызванное мною обезболивание во всех случаях я осуществлял без применения гипноза, что категорически противоречило общепринятому, и, с моей точки зрения, абсолютно неправильному мнению о необходимости его применения в таких целях.

Крайнее удивление В. Белозерова отсутствием гипнотического сна и каких-либо «особых» ощущений в момент прокалывания руки лишний раз подтвердило факт въевшейся в сознание людей невероятной распространённости и живучести гипнотической догмы. Лишний раз пришлось убедиться, что для искоренения этого заблуждения, являющегося страшным тормозом для успешного психологического лечения, потребуются столетия.

Испытание огнём на одном из участников, Косте Шурыгине, явилось еще одним сильнейшим доказательством вызываемого обезболивания. Кто бы мог подумать, что закрепившаяся в нем способность вызывать у самого себя глубокое обезболивание через 18 лет спасет его от смерти. Эта феноменальная история требует своего более подробного изложения.

 

Диалоги во время телемоста:

Ведущая:

— Наш сегодняшний телемост посвящен неоднозначным явлениям, и он, пожалуй, первый не только в нашей стране, но и в мире.

В. Щербачёв:

— Итак, в Киеве нас ожидает доктор-психотерапевт Анатолий Михайлович Кашпировский. В Москве, в Останкино, собрана по этому поводу аудитория.

В. Щербачёв:

— Наш телемост имеет прикладное значение. Сейчас вы познакомитесь с Жанной, которая весила 135 кг. Совсем еще недавно. В Москве есть еще более в прошлом полная девушка. Жанна, сейчас сколько вы весите?

Жанна:

— 90. Шесть раз приезжала к Анатолию Михайловичу, и он провел со мной 6 сеансов. И в течение 6-ти месяцев я потеряла в весе 50 кг. До этого времени я в течение семи лет безуспешно лечилась в киевских институтах, в частности, в институте эндокринологии, институте педиатрии, в харьковском институте, была в Москве...В конце концов мне посчастливилось попасть к Анатолию Михайловичу...

Ведущая:

— Простите, Жанна. А какой диагноз вам ставили?

Жанна:

— Мне, в принципе, везде писали «гипоталамический синдром».

А. Кашпировский:

— А вот Валюша побила рекорд Жанны. Валя похудела... На сколько, Валя, ты похудела?

Валя:

— Уже на 54. Я к Анатолию Михайловичу езжу тоже полгода, где-то раз десять — двенадцать, не больше, но...

Ведущая:

— А можно рассказать, в чем заключается эта методика? Это не секрет фирмы, Анатолий Михайлович? Можно?

А. Кашпировский:

— Дело в том, что я разработал специальную диету, которая лишена хлеба, сахара и картошки. А для того, чтобы эту диету выдержать, они подвергаются психологической обработке и успешно её выдерживают. Не чувствуют голода, не стремятся к этим продуктам и поэтому очень быстро худеют. О том, что это безвредно, можно судить по внешнему виду и Жанны, и Валентины. Кстати, вот Жанна уже удерживает свой результат в течение четырех лет. После ее лечения прошло 4 года, и она за это время поправилась всего лишь на 3 килограмма.

Ведущая:

— Да, кстати, это важный момент. Обычно диета не дает стабильного результата.

А.Кашпировский:

— Есть еще один момент . Помимо сгонки веса, эти люди тренируются владеть собой и руководить своим сном, эмоциями, настроением, работоспособностью.

Валя:

— Я взяла с собой фотографии, чтобы более наглядно был виден эффект. На этой фотографии я весила 132 почти килограмма. Видят все?

— Здесь у меня уже 100 кг. А сейчас у меня 76, чуть даже меньше.

А. Кашпировский :

— Талия уменьшилась, по-моему, на 69 или 70 см.

Валя:

— 71 см.

 

Фрагмент с обезболиванием В. Белозёрова:

А. Кашпировский:

— Вадим Олегович, присядьте. Левой рукой беретесь за кресло. Левой. Протрите ему руку. Смотрите только на меня. Ну вот, работник вашего телевидения тоже подвергнут обезболиванию.

Ведущая:

— Вадим, расскажи сам о своих ощущениях.

В. Белозёров:

— Болезненных ощущений совершенно никаких. Действительно, очень похоже, как говорил один из присутствующих, что входит в какую-то, так сказать, резиновую грушу. И, самое главное, я не чувствую никакого воздействия со стороны Анатолия Михайловича. То есть... Абсолютно... Как будто я это делаю все... Само по себе происходит. Я лишен нервов, я лишен боли. Я ничего не боюсь.

 

Еще один фрагмент обезболивания:

Молодой человек держит в руке стакан воды с кипятильником. Вода постепенно закипает. Но он спокойно держит стакан.

А. Кашпировский:

— Покажите мне его лицо. Сейчас можно сделать так, чтобы он не чувствовал боли. Его рука просто будет пассивно сжимать стакан и все. Вы можете заметить выражение его лица — отрешенность..

Ведущая:

— Ну, это что? Это каждый человек может так? Просто каждый? Без исключения?

А. Кашпировский:

— В этом, наверное, будут более талантливые или менее талантливые, или более удачные или неудачные способы воздействия на человека.

Ведущая:

-У него останется на руке ожог потом?

А. Кашпировский:

— Да, останется.

 

Пробный телемост длился около трех часов. В течение этого времени мы с разных сторон обсуждали тему мало кому известных колоссальных возможностей психологического влияния. Особенно его телевизионного варианта. Самый важный фрагмент нашего разговора касающийся идеи телевизионного лечения, ради которой и был организован данный телемост, привожу дословно:

В. Белозёров:

— Образно говоря, Вашу работу можно сравнить с деятельностью целой поликлиники. Вот сколько, так сказать, пациентов и с какими болезнями выстраиваются в очереди к Вам на прием?

А. Кашпировский:

— Ну, дело не во мне. Я бы не хотел, чтобы на мне делался акцент. У нас очень маленький кабинет, и если об этом сказать, то завтра туда приедет очень много.

Сейчас я настроен на то, чтобы внедрить в повседневную практику именно телевизионный вариант, который позволит охватить очень большое количество людей.

Но прежде всего, нужно начать с энуреза, потому что эта категория больных чрезвычайно податлива внушению. Просто многие об этом не знают, и поэтому я уверен на 100%, что лечение по телевидению окажется для них очень результативным. Дети не будут уезжать от своих родителей, не будут находиться подолгу в санаториях, в которых не всегда хорошие условия. Они смогут, находясь дома, в очень быстром темпе избавляться от энуреза. И плюс к этому, у них проявится и прочно закрепится способность владеть собой. Например, снимать у себя боль, если потребуется и т.д.

В. Белозёров:

— Вы ощущаете себя сверхчеловеком?

А. Кашпировский:

— Нет, не ощущаю. Важно не это. После того, как общественное сознание к этому адаптируется, привыкнет, можно внушение на расстоянии телевизионным способом или при помощи видеокассет применять для лечения таких заболеваний, как мигрень, бронхиальная астма, кишечные расстройства у детей, язвенная болезнь желудка, двенадцатиперстной кишки, при бессоннице и при различных неврозах.

Но первым, все-таки, должен быть только энурез. У нас очень большое количество детей, страдающих энурезом (согласно официальным данным около 5 миллионов). Для сравнения, санаторий средней мощности рассчитан на обслуживание 1000 человек в год. Для того, чтобы справиться с этой армией больных, он должен работать примерно 5000  лет.

В. Щербачёв:

— А вы сколько, Анатолий Михайлович?

А. Кашпировский:

— По моим расчетам, с помощью телевидения, примерно 8-и часов.

Затем я вызвал падение всей группы добровольцев из 12-и человек — навзничь. Для завоевания доверия зрителей этот опыт мне приходилось тысячи раз показывать на своих выступлениях. 

Его демонстрация сразу же отметала сомнения во всём остальном. Упасть на спину, не сгибаясь, по собственному желанию и без влияния извне — нереально. Даже акробаты, чемпионы Союза не могли этого сделать.

Репортаж об этом пробном телемосте был показан по Центральному телевидению СССР и вызвал огромный интерес. А главное, дал возможность провести следующий телемост. Но уже с обезболиванием хирургической операции.

 

А. Кашпировский

12 марта 2018 г.