fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 31 марта 2016: 18815

Телемост Москва-Киев 1988

Психологическая анестезия первой в мире
телевизионной хирургической операции

После трансляции по Центральному телевидению СССР пробного телемоста я улетел в Казахстан. Любовь Грабовская уже была поставлена в известность, что «Украинский научно-исследовательский институт онкологии и радиологии» в Киеве дал согласие на проведение ей операции с применением психологического обезболивания. О том, что я намерен осуществить обезболивание операции дистанционно, через телевидение, и что нас с ней будет разделять расстояние в 1000 километров, она ещё не знала.

Как я и предполагал, узнав о таком необычном варианте обезболивания, Любовь Васильевна категорически отказалась, настаивая на моём обязательном присутствии в операционной. И только после наших успокоительных бесед по телефону, она с большим колебанием согласилась. Поступив в клинику, снова стала отказываться. Решиться на анестезию через телевизор ей было очень и очень нелегко. В конечном итоге, Николай Михайлович Бондарь всё же сумел добиться её согласия.

Тем временем дело подготовки проведения телемоста успешно продвигалось. Вадим Белозёров договорился в Москве с ведущим программы «До и после полуночи» В.Молчановым о предоставлении нам его телестудии. В то время он был чрезвычайно популярен и пользовался всенародной любовью.

Только радость наша была недолгой. В.Молчанов вдруг неожиданно для нас отменил своё решение. Кто-то из «доброжелателей» в Киеве предупредил его, что в процессе такой необычной операции могут возникнуть опасные и самые непредсказуемые последствия.

Наверное, по этой же причине четырежды демонтировалась установленная на крыше института аппаратура, предназначенная для обеспечения видеотрансляции телемоста. Вскоре это препятствие было устранено. Любовь Васильевна в это время находилась в клинике в ожидании операции, которая раз за разом откладывалась.

Возникшую в связи с отказом В.Молчанова проблему решил окончательно «заболевший» новой идеей телелечения В. Белозёров, договорившись о предоставлении нам телестудии программой «Взгляд».

Если не работает видео, нажмите на ссылку »

И вот 31 марта 1988 года.

Киев. Любовь Грабовская у входа в операционную перед началом операции даёт короткое интервью Валентину Щербачёву. Идут необходимые приготовления к необычной операции, , разрешение на проведение которой сумел добиться заведующий медчастью института Н. Бондарь. Пациентку будет оперировать профессор В.Королёв. Операционная переполнена многочисленными сотрудниками института и представителями СМИ.

Москва. Я в телестудии программы «Взгляд». Тоже в окружении прессы и различных специалистов из ряда научно-исследовательских институтов и других медучреждений, , наблюдающих за происходящим с любопытством и явным недоверием.

Все с нетерпением ожидают начала.

Неожиданно ко мне подходит профессор М. Телешевская (автор широко известного метода наркопсихотерапии), с которой мы были хорошо знакомы ещё с 1964 года по Харькову. В качестве наркотизирующих средств чаще всего применяляс 1-10%-й раствор амитал-натрия в дозах от 0,5 до 3 млВзяв под руку и, прохаживаясь со мной по студии, она доверительно начала наставлять меня, как загипнотизировать и обезболить пациентку. В ответ я, шутя, предложил Марье Эмильевне заменить меня перед телекамерами. Засмеявшись, она протестующе замахала руками.

Вслед за ней Генрих Сенкевич, зайдя в студию за несколько минут до начала эфира, крепко обнял меня и пожелал удачи. Этот его жест и дружеское расположение я буду помнить всегда.

Заняв место за высоко расположенным над всеми присутствующими столиком, буквально в последнее мгновение я неожиданно услышал донесшееся снизу, со стороны собравшихся специалистов, несколько раз громким шепотом кем-то кем-то произнесённое «шарлатан, шарлатан...».  Обезболивание операции я осуществил легко, без погружения Любови Васильевны в гипнотическое состояние. Острая напряжённость ожидания её реакции на хирургический разрез мгновенно сменилась радостным осознанием победы, как только из-под руки хирурга на груди пациентки, не проронившей ни звука, появилась струйка крови. Следует отметить, что степень обезболивания и прекрасного самочувствия Любови Васильевны были настолько высоки, что она в тот же день отправилась поездом домой в Винницу.

Однако, оглядываясь на прошлое, должен признать, что несмотря на глубокую степень достигнутого обезболивания, я остался недоволен собой. Сейчас бы сделал иначе. Не стал бы произносить подобные, сказанные тогда мало что значащие фразы. Ибо не они явились фактором, вызвавшим обезболивание, механизм которого возник совершенно по иной причине, которую я с позиций сегодняшнего дня называю ситуационным программированием.

Именно этот, неосязаемый ни одним органом чувств мощный ситуационный фактор нейтрализовал допущенные мною ошибки и не позволил проиграть, дав возможность успешно прооперировать Л. Грабовскую и удалить у неё опухоль груди.

Никакой боли она не испытывала, находясь в полном сознании и не нуждаясь ни в каком гипнозе. Вряд ли кто понимал и до сих пор понимает, что существуют гораздо более сильные возможности психологического воздействия без применения гипнотического усыпления. Тогда я ещё не знал, что с этим устаревшим взглядом на укоренившуюся значимость гипноза мне придётся бороться всю оставшуюся жизнь.

Невозможно было предположить и тот крайне возмутительный факт, что профессору В.Королёву после операции придётся выслушать много несправедливых и незаслуженных упрёков за её проведение со стороны некоторых своих коллег в силу их ограниченных взглядов необыкновенные, никому не привычные возможности использования психологических факторов в оздоровлении людей.

Как бы ни пытались они бросить тень на учёного, который так мужественно и рискованно поставил на карту свой авторитет, руководствуясь единственной целью — помочь утвердить новое, перспективное направление в виде телевизионной терапии, имя его навсегда останется в истории человечества. Ибо телевизионная психотерапия впоследствии доказала на практике свою колоссальную пользу.

Сенсация от проведённой операции сразу же стала мировой.

Тысячи газет мира опубликовали репортажи об этом событии. Немецкий журнал «Штерн», например, посвятил операции и дискуссиям о ней весь свой выпуск. Первым во весь голос продемонстрировал своё отношение и главный психотерапевт СССР профессор В. Рожнов. Пытаясь уменьшить значимость происшедшего, он поместил в газете «Известия» статью «Гипноз без чудес», в которой подчёркнул, что обезболивание операции произошло благодаря гипнозу, и что в этом нет ничего особенного.

Непонимание В. Рожновым цели проведения операции через телеканал и вменяемое мне применение гипноза, заставило меня написать ответную статью «Чудеса без гипноза» и лично отнести её в редакцию газеты «Известия». В своей статье я опроверг утверждение В. Рожнова о том, что операция прошла под гипнозом. И объяснил, что целью операции через эфир было положить зажигательное и убедительное начало будущему лечению по телевидению.

Увы, моя статья так и не была опубликована.

После телемоста «Москва-Киев» ко мне в Винницу стали приезжать известные люди. Среди них — общественный деятель и поэт Б. Олейник, знаменитый поэт, член ЦК КПСС С.В. Михалков, который ежедневно посещал психоневрологический диспансер, где я проводил занятия. Вместе с ним на этих занятиях присутствовали ответственные работники райкомов, горкома, обкома, которых он каждый раз приводил с собой, шокируя администрацию больницы, не привыкшую видеть у себя такого высокого начальства.

Благодаря инициативе С. Михалкова была срочно проведена перестройка Винницкого психоневрологического диспансера и расширен кабинет психотерапии. Но долго работать мне в нём не пришлось, так как меня срочно перевели на работу в Киев, назначив руководителем Украинского Республиканского центра психотерапии с  предоставлением квартиры в элитном доме.

В ЦК компартии Украины тепло отнеслись ко мне, устроив 23 апреля 1988года 3-х часовой приём в большом конференц-зале. Такой же большой и длительный приём впоследствии был организован и в ЦК Компартии СССР. А позже — в Верховном Совете перед депутатами Верховного совета (6 апреля 1991).

Через С. Михалкова 7 мая 1988 года я передал докладную М. Горбачёву.

В ней было изложено моё предложение об ускоренной подготовке дополнительных часовых в воинских частях, находящихся в Афганистане. По словам С. Михалкова, документ был вручён одному из секретарей ЦК КПСС.

Позже, когда мы встретились с М.С. Горбачёвым лично, он сказал, что к нему эта докладная не попала. А жаль, — моё предложение могло спасти жизни многих солдат, которых в Афганистане нередко бесшумно снимая часовых, убивали во время сна.

До первых в мире лечебных телепередач, которые вначале прошли на Украине для детей (с 9 января по 2 февраля 1989 года) ещё оставалось долгих 9 месяцев.

А.Кашпировский
31 марта 2016 г.

 

В. Щербачев
В. Щербачев
В. Щербачев и  Н.Бондарь
В. Щербачев и Н.Бондарь
академик Н.Бондарь
академик Н.Бондарь
профессор В. Королев
профессор В. Королев
В. Щербачев и В. Королев
В. Щербачев и В. Королев
В. Щербачев Н. Бондарь В. Королев
В. Щербачев Н. Бондарь В. Королев
Интервью перед операциеи
Интервью перед операциеи
Любовь Грабовская
Любовь Грабовская
Операция
Операция
Операция
Операция
1988 Телемост Москва-Киев
1988 Телемост Москва-Киев