fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 6293

Бондарь Н.М. 
Академик, доктор медицинских наук (Киев)

Взрыв в эфире

Вы видите исторический документ - это история болезни пациентки, которой впервые в мире был применён метод обезболивания по телемосту . Специалист-анестезиолог, если его можно так назвать, в то время находился в Москве, а пациентка - в Киеве, в Институте онкологии, в операционной N9. Её имя Любовь Васильевна Грабовская.

Что же предшествовало этому? Я вам должен сказать, что сама Л.В. очень хотела, чтобы её обезболили без лекарств, так как она была не один раз в медикаментозном шоке . Она реагировала на всё, даже на запахи некоторых медикаментов. Но перед предварительным обследованием, когда было установлено, что у неё опухоль молочной железы, она первый раз категорически отказывалась, чтобы Анатолий Михайлович на неё воздействовал по телемосту. Она поставила перед ним условие: чтобы он был здесь, рядом. "Я к нему привыкла, я его увижу - и мне будет хорошо". Нам не надо было долго её уговаривать. Мне пришлось практически сказать: "Любовь Васильевна! Если вы хотите сделать то, что уже делалось до вас, будем искать другую пациентку. У нас каждый день десятки женщин идут на операцию, и мы договоримся с любой, которая сможет подвергнуть себя этому испытанию". Она догоняет меня в коридоре поликлиники, берёт за рукав и говорит: "Нет! Я хочу всё-таки, чтобы Анатолий Михайлович сделал это". 29 марта 1988 г. она поступила в клинику, 31 марта готовимся к операции.

Вводим в операционную больную, укладываем её на операционный стол. Устанавливается двусторонняя связь - они несколько минут переговариваются. Несколько фраз Анатолия Михайловича (все вы знаете по киноленте, которую потом не раз показывали) - и хирург, к сожалению, ныне покойный доктор медицинских наук Валентин Игнатьевич Королёв , начинает операцию.

Операция, конечно, быстротечная. Мастерство хирурга и ассистентов безупречное. Длилась она всего 12 мин. Но что значат 12 мин. для науки и практики не только в онкологии, но и в других клинических направлениях! Если честно говорить, то большинство медиков не верило в благоприятный исход операции . Любовь Васильевну тоже несколько раз предостерегали: вы, мол, имейте в виду, что на операционном столе можете почувствовать боль и даже закричать. Мы напряжённо следили за этой операцией - восхищались умением Анатолия Михайловича, мастерством хирурга - и пациенткой.

Я вам зачитаю выдержку из истории болезни: операция 31.03.88. - секториальная резекция левой молочной железы с экспресс-биопсией. Хирург Королёв, ассистент Криворотов. Вид обезболивания записан так: "Обезболивание внушением по телемосту Москва-Киев. Внушение проводил врач Анатолий Михайлович Кашпировский".

Это был взрыв в эфире, который всколыхнул наше здравоохранение и весь мир. И мы, к счастью, дожили до этой конференции .

Ещё опишу один момент во время операции. Вы знаете, что в онкологии посылают на экспресс-диагностику часть органа, который удалили. И 30-50 мин. человек лежит на операционном столе в ожидании результата. Если у него диагностируют рак, то операцию нужно будет продолжить, а если опухоль доброкачественная, операция прекращается. Это понимали все. Я обратился к Анатолию Михайловичу: "Может возникнуть необходимость продлить обезболивание ещё минут на 40-45". Это как раз время для удаления всей молочной железы или, как у нас говорят, проведения радикальной операции. Анатолий Михайлович уверенно сказал всего два слова: "Это будет" . Нам больше ничего и не надо было. Но пациентка есть пациентка. На операционном столе у неё начало подниматься давление: 180,190, минимальное 90,100,110. И я ему сообщаю: "Растёт артериальное давление". Он ответил: "Даю установку: у неё давление падает". Проходит буквально полминуты - давление 180, 170, 160, 150.

Так, на глазах медиков, не веривших в возможность подобного, произошло это событие. И осуществил его скромный психотерапевт, почти никому не известный до того времени.

Считаю, что наша конференция должна послужить толчком для дальнейших исследований. Необходимо сделать всё, чтобы появилась новая школа психотерапевтов. Изучение механизмов воздействия, о которых говорилось вчера и сегодня, сделает их достоянием как биологии, так и медицины. Только тогда человечество будет благодарно нам всем и особенно Анатолию Михайловичу.

 

Научная конференция, Киев, 1991