fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 9047

Овсянюк А.Г. 
врач-психотерапевт (Винница)

Практические аспекты феномена А.М.Кашпировского
и проблемы отечественной психотерапии

Я не являюсь учёным, поэтому не буду затрагивать теоретические аспекты феномена Анатолия Михайловича. Но как практик и как человек и гражданин я хочу сказать несколько слов о том, что волнует, думаю, не только меня. Речь идёт о феномене А.М.Кашпировского. Действительно, можем ли мы говорить о феномене Анатолия Михайловича? Уже тот факт, что понятие "психотерапия по телевидению" в СССР и за рубежом ассоциируется в сознании большинства людей с именем Анатолия Михайловича, даёт все обоснования для того,чтобы сказать, что этот человек, действительно, привлёк внимание всех слоёв населения к этой теме. А то, что он якобы уклоняется от сотрудничества с врачами и учёными, отрицает и опровергает сегодняшняя конференция. А.М.Кашпировский не только привлёк внимание к психотерапии.

Сегодня и врачи, и даже учёные стали говорить о том, что психотерапия - это серьёзно. Кроме того, Анатолий Михайлович сумел повернуть большинство людей лицом к самим себе, к своим скрытым, резервным возможностям. По-моему, говорить о феномене А.М.Кашпировского можно в том смысле, что психотерапия борется не только с функциональными неврозоподобными расстройствами.

Действительно, в результате психотерапевтического воздействия могут исчезать тяжёлые органические заболевания, при которых другие методы лечения оказались малоэффективными и даже безрезультатными. Безусловно, мне могут возразить: дескать, Анатолий Михайлович помог далеко не всем. И здесь, мне кажется, мы должны быть объективными. Да, не бывает лекаря на всех больных! И не нужно забывать о том, что и самая современная западная медицина не является панацеей. В медицине, как го-ворится, нужно использовать каждый шанс - и древний Восток, и современный Запад. Они должны не отрицать, а только дополнять друг друга.

Много говорилось о том, что Анатолий Михайлович воздействует на информационном уровне, т.е. через сознание идёт к подсознанию. Но,очевидно, нельзя отрицать и энергетический уровень воздействия хотя бы потому, что учёные не смогли его опровергнуть, просто его ещё не изучали. Я не сомневаюсь, что воздействие Анатолия Михайловича идёт на биологические объекты напрямую, бессознательно, через подсознание к внутренней природе человека, к его душе.

А вот ещё один путь Анатолия Михайловича. Это, так называемые, массовые сеансы, которые также критикуют. Как правило, его призывают к индивидуальной работе. Анатолий Михайлович прошёл через то, что объединяет всех людей, что можно назвать атмосферой Храма. Это чувства Веры, Надежды, Любви. Он показал, что не существует неизлечимых больных. Больные неизлечимы только до тех пор, пока они сами считают себя неизлечимыми.

Мы сегодня, наверное, с трудом можем сказать, какая из патологий не исчезает, когда проводятся эти сеансы. Даже при самых тяжёлых генетических заболеваниях, которые,казалось бы, даны человеку самой природой от рождения, даже при детских церебральных параличах при помощи психотерапии можно значительно улучшить состояние человека.

Кроме того, речь идёт об обретении надежды - и Анатолий Михайлович даёт шанс каждому человеку, он даёт ему веру в исцеление независимо от расстояния. Ведь многие находятся в глубинках, в деревнях, не имеют возможности приехать в крупные города. Ни один больной, даже умирающий, не должен терять веру, и никто не вправе отнимать у него право на веру.

Большая заслуга Анатолия Михайловича состоит в том, что он открыл новую эру - эру лечебных телесеансов. Здесь Анатолий Михайлович был первым! И мне невольно хотелось бы затронуть тему, которую почему-то на этой конференции обходят стороной, - это влияние массовых и результативных сеансов психотерапии.

Наш Винницкий центр народной медицины свыше года проводит радиосеансы в программе "Музыка и психотерапия". Мы уже смогли доказать на практике, что нет никаких негативных последствий. Однако, учитывая опыт Анатолия Михайловича, я не сомневаюсь в том, что если появится волна критики, то мы тут же будем вынуждены закрыть эту программу, но не потому,что её запретят, закроют, а потому, что критика - это антипсихотерапия. Это антипсихотерапевтические установки, которые, действительно, могут вызвать резкую волну негативов. То же самое касается и телесеансов. Вот нам предоставили всего 10 мин. в программе "120 минут" - и мы провели восемь небольших сеансов - не было ни одного негатива, а польза очевидна. Хочется верить, что мы придём к тому дню, когда добро не будет наказуемо. Я думаю, что нам стоит сообща бороться против антипсихотерапевтов, ибо это в интересах науки, больных, каждого из нас.

Очень часто оппоненты Анатолия Михайловича заявляли о недопустимости массовой психотерапии. Я хотел бы обратиться к ним: пусть они откроют любое практическое пособие по психотерапии - наряду с индивидуальной терапией там рекомендуется и групповая, и коллективная, и в то же время очень чётко и ясно сказано, что каждый врач имеет свой объём, свой диапазон, свой длинник психотерапевтической помощи. В конечном счёте, обращаемость больных зависит от авторитета врача среди населения. И я хочу спросить тех, кто напоминает А.М. Кашпировскому о заповеди "не навреди": "Почему под вашим кабинетом нет людей?" Может быть, именно по этой причине?! Ведь многих раздражает проблема личности: "Вот Кашпировский, Кашпировский... Сколько можно?" Но проблемы личности были, есть и будут во всех областях медицины. Сколько бы ни критиковали Фёдорова или Илизарова, Довженко или Касьяна, всё-таки право выбора должно оста-ваться за самим больным.

Поэтому спасибо, Анатолий Михайлович! И от винничан, и от наших психотерапевтов. Счастья, крепкого здоровья и успехов!

Научная конференция, Киев, 1991