fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 34360

Доклад А. Кашпировского

Врач-психотерапевт - это биоинформатор организма человека. Что делает врач-психотерапевт? Он погружает пациента, скажем, в состояние гипноза. А что он делает дальше? Он ведь даёт информацию.
А как он вообще погружает в гипноз? - информацией: “У вас кружится голова...” - информация; ”вы больше не заикаетесь...” - информация! А если он приходит с уверенным лицом? Уверенное лицо - это ли не информация о будущем успехе?! А уверенный жест? Это тоже информация о том, что я уверен в победе над вашей болезнью. Поэтому информация должна быть убедительной, прочной.

Вот я сейчас скажу: ”Пожар! Горит всё!” Но никто не испугался. Это информация недостоверная, потому что она неубедительна. Задача психотерапевта - сделать информацию прочной и убедительной, чтобы она не была задержана сознанием, а прочно вошла в подсознание, где и будет срабатывать. Я бы сказал, что успех психотерапии зависит от прочности внедряемой информации. Тем не менее, психотерапия зациклилась на одном канале передачи информации: на словесном. А ведь информацию можно передать жестом или молчанием. И как тут не вспомнить народную мудрость: ”Красноречивое молчание!”

Существует богатая сфера дополнительных методов: звуки,цвета,запахи. Все они должны воздействовать в положительном плане на огромные массы хронически больных людей - ведь нет практически здоровых. Мы привыкли, что больной человек - это тот, кто - на носилках,на больничном. А тот, кто ходит на работу, кто ещё смеётся и улыбается, тот не больной? Вот он улыбается и обнаружил отсутствующие или “гнилые” зубы - это что,не болезнь? А немножко кривой нос? - тоже болезнь. А седина,а морщины - это что, не болезнь?  А то, что где-то есть завуалированный хронический гастрит... Это не считается грозной болезнью, но это болезнь, потому что из этого  небольшого синдрома потом вырастает опасное истощающее заболевание.

Поэтому все люди нуждаются в возврате к этой памяти нормы.

И тут я подумал о телетерапии, её необыкновенных возможностях в плане охвата огромной массы людей; о телетерапии, которая даст возможность ориентировать человека на возврат к норме.

Прежде, чем продолжить о телетерапии, хочу внести ясность в то, зачем я проводил обезболивание операций по телеканалу.

Моё достижение заключается не в применении психотерапии в хирургии. Это многие врачи и раньше использовали: хирургические операции проводились под психологическим воздействием неоднократно (один только Джеймс Брэд в прошлом столетии сделал их около трёхсот). Но суть не в этом. Суть в том,что нужно было доказать, что по телеканалу можно очень серьёзно влиять на людей и вызывать даже то, что зримо и ощутимо,- обезболивание. И если сравнить обезболивание в непосредственной близости от больного с обезболиванием через телеэкран, то я хочу привести один пример, который даст возможность задуматься. Вот сейчас любой из вас может встать на край стола и стоять спиной. А станьте вы над ущельем...Сможете ли вы стоять вот так, спиной к пропасти? - нет, хотя условия те же, но есть информация о том,что можно упасть.

Так вот, обезболивание по телеканалу - это всё равно, что стоять спиной над пропастью. Побудьте на месте моего пациента: вот он в операционной комнате, вот он слышит лязг инструментов, вот его сейчас будут оперировать - а никакого обезболивания нет. Проникнетесь его чувствами  - и вы поймёте, насколько сложна роль психотерапевта, чтобы преодолеть этот барьер понимания пациента и его страха. Я считаю, что эти операции не получили той оценки, которая должна быть.

Для чего мне всё-таки нужны были эти операции?    Только для одного: чтобы очень жёстко,очень убедительно показать, что через такой канал связи, как телевидение, можно серьёзно влиять на подсознание человека. И я считаю, что мне это удалось. Было проведено два телемоста, а в целом три хирургические операции, закончившиеся успешно. Я сделал попытку убедить оппонентов в возможности телевизионного варианта лечения. Я доказал, что через телевизор можно передать психотерапевтическую информацию - и эта информация будет надёжной и прочной. Мой расчёт психологически и логически оказался верным, несмотря на клевету в печати на антидеонтологическую агитацию, проводимую людьми, не понимающими и не желающими понять возможности массовой психотерапии в больших залах или по телеканалам. Ведь они пытаются удушить родившееся научно-практическое направление.

И вот прошёл первый цикл передач по Украинскому телевидению. Это были первые в мире сеансы психотерапии!

Ибо попытки профессора П.Буля из Ленинграда, к которому я отношусь с глубоким уважением как к учёному, психотерапевту, не могут говорить о том, что он впервые провёл психотерапевтические сеансы. Это будет неправильно. В 60-х годах он провёл всего лишь пробы на внушаемость. Но проба на внушаемость (я подчеркну эту фразу) - это не лечение, а только первый шаг к этому, хотя мысль его была верна. Он тоже стремился к психотерапии по телеканалу, но потерпел поражение, испугавшись успешно проведённой работы на внушаемость, а также того, что у некоторых людей во время его пробы сомкнулись и не могли разомкнуться руки после этого эксперимента. Он не проанализировал своего успеха, потому что смыкание рук - это был успех. Было доказано, что по телевизору можно влиять на человека. Приняв успех за поражение, он тем самым зачеркнул свой эксперимент. И это закономерно, потому что он провёл программирование, настроил этих людей, что у них сомкнутся руки. И у него это получилось. И всё. А надо было программировать не на то, чтобы руки людей смыкались, а чтобы они выздоравливали; прибегать не к внешней, а к внутренней реакции.

По-моему, нет ничего более гуманного, чем телевизионная психотерапия. Она доступна, вхожа в каждый дом, она бесплатна и эффективна. Именно она подтвердила гипотезу о том, что в организме человека под воздействием психотерапевтических факторов происходят сложные биохимические процессы, приводящие в действие,по нашему мнению, матрицу памяти нормы.

Проводя телесеансы для детей,страдающих энурезом, мы рассчитывали получить ответы только от родителей и детей, страдающих энурезом. Да,такие ответы были. И их было много. Но, кроме того, мы получили массу документальных сообщений о том, что не только у детей, но и у многих других телепациентов исчез целый ряд болезней, симптомов органического и необратимого характера.

Этот ряд включил более 750 нозологических единиц заболеваний соматического характера, среди которых варикозное расширение вен,тромбофлебит,эндартериит, сахарный диабет,рубцы, грыжи,катаракта, некоторые онкологические заболевания, хирургические,эндокринные,явления гирсутизма,липоматоз, целый ряд заболеваний кожи и др.

Такая, казалось бы, необычная реакция заставила сделать два вывода:

1. Совершенно верным является правило, что надо влиять не на болезнь, лечить не болезнь, а больного.
Это первое золотое правило медицины подтвердилось.

С другой стороны, оно показало, что незыблемое правило о необходимости  врачу-психотерапевту знать каким заболеванием болен человек и заниматься этим конкретным заболеванием, оказалось устаревшим, потому что нужно лечить человека как целое, возбуждать его защитные силы. Организм сам будет справляться, сам будет находить заболевания, которые зачастую скрыты и от врача, и от самого пациента. Занимаясь, допустим, конкретной болезнью, призывая больного вылечиться от этой болезни, мы порой отвлекаем внимание от более серьёзных болезней, о которых ни врач, ни пациент не знают, так как эти болезни  - ещё в скрытом состоянии.

2. Тогда же стало ясно, что главным в психотерапии по телевидению всё-таки не есть призыв к какой-то сознательной реакции на определённую болезнь, а сам факт проведения работы с людьми и воздействие на их психическую сферу. По-видимому, когда люди увидели на экране человека, который дистанционно провёл обезболивание хирургических операций, сделал ранее невозможное, ему поверили безгранично. Но поверили подсознанием. И чтобы он ни говорил, чтобы ни делал, они подсознательно знали, что его действия направлены на коррекцию здоровья, благоприятные изменения в организме, - и, как следствие, они ответили своим выздоровлением. Они получили одну единственную осознаваемую информацию, а именно: нам хотят помочь, нас хотят вылечить, и это делает человек, который доказал, что он может это сделать. Хирургические операции с обезболиванием по телемосту сыграли огромную роль в этом эффекте. Это был как бы своего рода катализатор, который запустил это необыкновенное явление.