fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 24 мая 2013: 8677

2013 Очередная журналистская пакость

Из комментариев на моём сайте: «Очередную пакость об Анатолии Михайловиче написала некая Ирина Мишина в украинских СМИ...»

 


Фрагменты статьи Ирины Мишиной
 

Автор: Ирина Мишина, НАША ВЕРСИЯ (№ 19)
http://cripo.com.ua

«Между тем отечественное телевидение поставило магический бизнес на поток ещё в конце 80-х. У многих ещё живы в памяти сеансы Анатолия Кашпировского, который вводил в транс всю страну в эфире Первого, тогда ещё Всесоюзного телеканала. Некоторые его пассажи навсегда остались в моей памяти: «Я сегодня сильный, очень сильный, я дам последний бой детскому энурезу!» Или ещё: «Все, больные и здоровые, слушают меня и подчиняются моей воле!»

«...Я, помню, уже трудилась тогда на Первом, и мне по блату дали билетик на телесеанс Кашпировского. Упаковавшись в одном из первых рядов, я вся превратилась в слух и внимание. Но уже на пятой минуте меня начал разбирать искренний смех. Мне не суждено было досмотреть сеанс до конца: Кашпировский попросил меня покинуть зал, поскольку я, по его словам, „мешала работать“... Вскоре после этого я слегла с головными болями, которые удалось вылечить только после обращения к неврологу».

 


 Мой комментарий

Мои Всесоюзные телевизионные передачи в 1989 не были никаким ни «магическим», ни, тем более, бизнесом. Объективную оценку тому, что они собой представляли, вынесла международная конференция в Киеве в 1991 году.

Безапелляционное заявление Мишиной о введении мною всей страны в «транс», о котором она не имеет малейшего представления, является её дилетантским измышлением. Такой абсурдной цели у меня не было. Поэтому никого в этот никому не нужный и абсолютно бесполезный транс я не вводил.

Приписанные мне придуманные Мишиной примитивные «пассажи» являются плодом её убогой фантазии. Ни в одном из текстов всех шести моих телепередач, которые выложены на сайте в разделе «Телепередачи-1989», а также в оригинальных видеозаписях, таких фраз, абсолютно не свойственных по  стилю моим текстам, нет.

Одержимая непонятной настойчивостью чернить моё дело, Мишина без всякого зазрения совести  нагло лжёт о том, что во время записи одной из телепередач её «начал разбирать искренний смех», в ответ на что я попросил её покинуть зал.

Интересно бы знать, что  именно смешное, глупое или неправильное,  так резко противоречащее её дилетантским представлениям о психологическом лечении,  могла в течение нескольких минут определить Мишина на моём выступлении в Останкино, дав при этом истерическую реакцию?

Ведь никто никогда такой странной, необъяснимой с точки зрения здравого смысла реакции, не проявлял. И не только во время записи моих телевизионных передач, но и за весь период проведения мною тысяч и тысяч публичных выступлений в самых разнообразных аудиториях, начиная с 1964 года по настоящее время. Более того, даже в тюрьмах, где неоднократно приходилось выступать.

Миллионам людей хорошо известно, что в Останкино при записи телепередач всегда стояла торжественная тишина, царило всеобщее внимание и уважение. Люди всегда были в восторге и удивлении от слышанного и виденного на этих передачах. Никто никогда ничего неправильного или смешного в моих действиях и словах не находил. Не зря на протяжении 4-х месяцев в момент трансляции этих передач во всех городах тогдашнего Советского Союза пустели улицы.

Абсолютно не ориентируясь в моей теории и практике, путая меня с многочисленными «магами», «целителями», «экстрасенсами», «колдунами» и «ясновидящими», возникшими на гребне колоссальной популярности моих телепередач и фантастических телеопераций, журналистка Мишина, прибегнув к унижающей её же саму лжи, поставила себя в очень неловкое положение, лишний раз дав повод для возникновения о пишущей братии соответствующего мнения.

А.Кашпировский
 24 мая 2013
Астана