fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 142596

Женщина отвечает:
— Очень положительно, потому что они помогают людям. Нужно их обязательно проводить, может быть, чаще. Это не только мое мнение, но и мнение телезрителей.

Корреспондент:
— Скажите, пожалуйста, а у вас самих есть какие-то результаты?

Активистки все, перебивая друг друга:
— Есть. Положительные.

Активистка 4:
Я, например, похудела на 33 килограмма.

Активистка 3:
— А я на 23.

Активистка 1:
— Я только на 8, но зато у меня совершенно прошла гипертония.

Активистка 2:
— И у меня гипертония прошла.

— И косточка на ноге.

Активистка 4:
— А у меня — остеохондроз и суставные боли. Еще, самое главное: я с 1981 года страдаю поликистозом, который после восьми сеансов полностью прошел. Это подтверждено ультразвуковым исследованием.

Корреспондент:
— Это очень серьезное заболевание?.

Активистка 4:
— Да. Это подтверждено ультразвуковым исследованием.

Беседу с корреспондентом завершает последняя из помощниц:
— Я инвалид второй группы. У меня много всяких заболеваний, и похудение — это не основная моя цель. Анатолий Михайлович мне очень помог. У меня стали гораздо реже приступы и меньшей продолжительности, были резкие скачки давления, от очень высокого до очень низкого. Давление тоже более или менее стабилизировалось. Прошли шпоры. Самочувствие настолько улучшилось, что я даже смогла принять участие в разборке писем.

Кашпировский подводит итог этому диалогу и продолжает чтение почты сам:
— Многие считают, что знакомство с такими телеграммами и письмами является, чуть ли не специальным фактором, который способствует утверждению телевизионной психотерапии. Мы будем зачитывать самые разнообразные телеграммы: положительные, отвергающие, отрицательные и т. д. Вот какое письмо:

— «Благодарю за сына. Я писала, что мой бывший муж, психоневролог, жестоко повлиял на моих детей. Так, жестоко, что они готовы были убить меня. После Ваших сеансов свершилось чудо: сын «потеплел» ко мне, но дочь была в Москве и не слышала Вас.   

Значит, остается еще дочь, наверное она сейчас слышит и чтобы она сейчас потеплела.

Из города Ялуторовска, Тюменской области.

— «8 и 9 октября прошла сеансы. Нормализовалось давление. Исчез шрам на ноге. Уменьшились шишки от остеохондроза». Из города Ялуторовска, Тюменской области.

Кашпировский:
— Почти в каждой телеграмме мы встречаемся с исчезновением рубцов:

— «После трех очных сеансов стал рассасываться рубец. Поднимается рука. Сплю. Общее состояние улучшилось. На двух Ваших сеансах была у Вас на сцене, и Вы прикоснулись рукой к моему плечу и кисти. Могу помахать Вам этой рукой. Но я бы не возражала, если бы Вы меня обняли». ( Смех в зале. Аплодисменты. Операторы показывают текст письма, улыбающиеся лица зрителей зала.).

Из Никополя. (Операторы показывают текст телеграммы)

— «Посмотрела три Ваших телесеанса. Исчезли на руке ожоги 25-летней давности. Хотелось бы похудеть килограммов на двадцать. Валентина Андреевна из Никополя».

Кашпировский:
— Мы будем давать такие установки, но очень незаметно. Может быть, прочтение Вашей телеграммы и есть начало такой установки. Вчера ко мне подошли три женщины: одна похудела на 62 килограмма, другая — на 55, а третья — на 50 килограммов. В целом это получается больше 160 килограммов. (В зале смех, аплодисменты. На экране улыбающиеся лица присутствующих.).

Можно сказать, что они сэкономили государству 160 килограммов еды. (В зале смех, аплодисменты. На экране улыбающиеся лица присутствующих.).

Из Кишинева:
— « После очного сеанса 5 октября в Кишиневе у дочки — улучшение зрения. Носила очки +1, стала видеть лучше без очков». (Показывается эта телеграмма )

Кашпировский:
— Я бы очень хотел побеседовать на эту тему с академиком Федоровым. По-видимому, тут какое-то значение имеет то, что кожа, связки, мышцы очень бурно реагируют на психологическое воздействие.

Из Кишинева:
— «После просмотра трех передач по телевидению исчезла бессонница, рассосался шов, резко упал сахар в крови. В моче пока держится. Если суждено будет иметь ребенка, назову его Вашим именем или именем Вашей матери. Она этого заслуживает. Большой, низкий поклон ей» .