fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 86441

Обращается к одному из мальчиков:
— Чувствуешь ты это или нет?

Оператор показывает крупным планом лицо мальчика. В зале тишина. Мальчик улыбается и говорит:
— Да, ощущаю. Я хотел сказать по поводу правого глаза. Правый глаз у нас обоих сильно поврежден, и у нас зрение — до 10 процентов. Правым глазом я раньше видел только силуэт. Когда вышел из больницы, цвета не различал. Сейчас же я различаю цвета, даже на расстоянии 30 сантиметров.

Кашпировский:
— Но ваша дружба не нарушилась после того, что он так сделал? Ведь практически это из-за его, пусть нечаянного, поступка… Знаешь, есть такая пословица: «За нечаянно — бьют отчаянно». Он так сделал — ты не обижаешься на него?

Саша:
— Нет, не обижаюсь, мы остались друзьями.

Сережа:
Я стал видеть первую строчку правым глазом. Спасибо Вам большое.   (Раздаются аплодисменты присутствующих).

Молодой человек у микрофона:
У меня диабет семь лет. Колол все семь лет два кубика инсулина. После восьми сеансов в Ялте в конце августа доза уменьшилась в восемь раз — до 10 единиц. Есть подтверждение амбулаторных исследований. И уже шесть суток вообще не колю инсулин.

Кашпировский:
— Вот молодой человек сообщил, что у него уменьшился сахар. Я не считаю этот случай очень показательным из-за восьми очных сеансов… А во-вторых, нет еще окончательного результата. Больные сахарным диабетом чрезвычайно хорошо реагируют. А если бы у нас была проведена достаточно грамотно статистика, то мы убедились бы в том, какое большое количество больных сахарным диабетом избавляется от этого грозного заболевания. Я помню, у нас в Киеве одна женщина, болевшая сахарным диабетом, попала на операцию уже после занятий, когда сахар нормализовался… Так она через четыре дня выписалась из больницы, у нее стало все быстро заживать, хотя у диабетиков заживает очень плохо. (Операторы показывают панораму зала и сцены, где за журнальным столиком сидит Анатолий Михайлович Кашпировский.)

Кашпировский находит в зале знакомое лицо, обращается к пациентке, которую зовут Людмила Николаевна:
— Я хотел бы, чтоб Людмила Николаевна сказала пару слов. В прошлом году мы с Людмилой Николаевной были в такой взаимно тяжелой ситуации: ей была проведена хирургическая операция без всякого анестезирующего вещества. А спустя три часа после операции она пришла в пансионат «Донбасс», где я выступал, и принесла цветы. Вы сейчас хотите что-то сказать, да?

Людмила Николаевна:
— У меня были две операции по поводу трансплантации коленного сустава. Коленного сустава у меня нет. После второй операции у меня начался остеомиелит, возник свищ, который существовал в течение четырех с половиной лет. Но так как у меня аллергия на все медикаменты, операционное вмешательство проводить было нельзя. Во время посещения сеанса Анатолия Михайловича в прошлом году в Ялте, я попросила его, чтобы он провел эту операцию.

Кашпировский:
— Операцию-то делал хирург Орлов…

Людмила Николаевна:
— Хирург Орлов с Вашей помощью. Обезболивали Вы.

Кашпировский:
— Нет, он свое дело сделал без всякой помощи, а я делал свое. Скажите, как протекала сама операция, как я Вас обезболил? Вот Вы лежите на операционном столе…

— Я лежу на операционном столе, помню это прекрасно… Вы вошли, положили мне руку на лоб…

Кашпировский:
— Положил или, может быть, жестковато сделал чуть-чуть?

Людмила Николаевна:
— Мне показалось: положили. И сказали: «Нога будет, как бревно». И действительно, нога была, как бревно. Я ничего не чувствовала абсолютно. Такое было ощущение, будто мне вообще ничего не делают, а я все слышу со стороны, будто кому-то все это делают. Единственное ощущение было, что нога дергалась из стороны в сторону и шевелилась.

Кашпировский:
—  Я на днях был в Болгарском Посольстве. Там мне сказали, что в Болгарии есть очень хорошие хирурги, которые делают суставы. И предложили провести телемост.

Обращается к женщине:
— Вы не хотите участвовать в таком телемосте, чтобы Вам там сделали новый коленный сустав?

Людмила Николаевна:
— Я согласна.

Кашпировский:
— Это операция очень сложная, потому что у Людмилы Николаевны в ноге находится титановый штырь длиной 60 сантиметров. Вы не боитесь?

Людмила Николаевна:

- Нет. С вами - нет! (В зале аплодисменты, веселое возбуждение.)

Кашпировский:
— Но это будет без меня, потому что Вы будете далеко.