fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 22 октября 2015: 91255

Анатолий Михайлович обращается к сидящим в зале:
Теперь я познакомлю вас с теми телеграммами и записками, которые лежат сейчас передо мной. Те реакции, которые возникают у вас в ответ на наши встречи, не обязательно возникают лишь тогда, когда заиграла музыка и начался, так называемый, «телесеанс». Наш телесеанс начинается уже сейчас, уже сейчас возникает установка на то, чтобы произошли те или другие изменения. Например, если молодой человек сказал, что у него нормализовались функции тазовых органов, то не является ли это в данное мгновение установкой на то, что и у многих других это может произойти? Не обязательно глаза в глаза сказать, что у вас восстанавливаются функции органов, ибо в этот момент можно потерпеть и неудачу. А вот когда это невзначай, когда это через подсознание, вот тогда оно и происходит. И поэтому мы сейчас разбираем телеграммы, письма, вот так просто беседуем... Но в эти мгновения, учтите, — и закладывается внушение.

(Камера оператора снова обращается в зал. Мы видим сосредоточенные, полные ожидания лица десятков людей. Они смотрят на сцену, где находится Анатолий Михайлович с верой и надеждой. Ведь подавляющее большинство из них пришли сюда не ради простого любопытства, для многих из них это уже последняя надежда на избавление, или хотя бы облегчение, от мук и страданий, которые причиняют им болезни.)

Я постараюсь вас не утомить чтением телеграмм, но они тоже будут информировать вас о том, какие болезни могут исчезнуть, каким образом, с какой скоростью, интенсивностью и т.д.

(Анатолий Михайлович начинает читать телеграммы, письма, записки. Он сидит за маленьким столиком на просторной сцене)

"Мне 42 года. «Варикоз» был с 20 лет. Прошел. Это счастье. Я не верила всему этому. Всего Вам доброго. С уважением, Галина Николаевна Налетова. Новокузнецк."

Уважаемые товарищи, это не фантастика, когда варикозное расширение вен проходит без вмешательства скальпеля. Двадцать лет она с этим существовала...

Не все хирурги с этим соглашаются. Многие считают, что это какая-то выдумка. Я бы хотел, чтобы врачи из Новокузнецка каким-то образом это документировали. Наверное, есть история болезни, амбулаторные карты, есть лечащий врач и конкретная пациентка.

"Во время трех телесеансов, транслировавшихся из Саратова, у меня происходили вращательные движения головы, а после них начались вращательные движения туловища вокруг своей оси, которые продолжались несколько суток. Сейчас эти явления постепенно затихают, но появилось другое: заторможенность, апатия."

После таких длительных вращений вполне естественно, что появилась заторможенность. Вы должны отдохнуть. Дело в том, что эти вращения абсолютно не опасны, и то, что вы немножко больше «вращались», чем это должно быть в обычной действительности, — ничего страшного в этом нет. Будем давать более четкие установки.

(Хоть и не совсем обычная телеграмма, но Анатолий Михайлович не игнорирует ее. Реакция на просмотр телепередачи, человек волнуется в связи с необычным состоянием и, разумеется, обойти без внимания такую телеграмму никак нельзя.)

"Можно ли мне принимать Ваши телесеансы?"

Да, можно, и, может быть, будет немножко вращаться Ваша голова, но наперед даю установку, что это закончится сразу же после нашего сеанса на счете «10».

"В лечение не верю, - пишут из Минска, - докажите обратное, излечив у себя отеки под глазами. Тамара Герасимова."

(Эта записка вызывает улыбки на лицах многих сидящих в зале людей, снимает имевшую место напряженность, раскрепощает присутствующих, создает ауру доброжелательности и дружелюбия. И немного задумавшись, но в тон сложившейся ситуации и в поддержание ее говорит стихами С.Есенина.)

Знаете, как у Есенина:
" Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен..."

Но я не болен. Я просто очень мало сплю сейчас. Вот, например, сегодня спал четыре часа. Кроме того, на предыдущей передаче я был инфицирован... Ко мне обращается огромная масса людей, и все почему-то считают, что я плохо слышу и со мной надо разговаривать на расстоянии 10 сантиметров. Поэтому происходит постоянное инфицирование, а отсюда и то, о чем вы пишете. Это излечивается хорошим сном: выспишься — и все.

(Читает следующую записку):

"Прекратите молоть чепуху..."

Пишет Исламкин из города Тольятти. Я уезжаю туда буквально на днях. Мы с ним встретимся там.

(Зал реагирует на эту записку, как и на предыдущую улыбками. Но в этих улыбках не поддержка автора, а наоборот. Ведь форма реакции на глупость не обязательно должна проявляться в возмущении или на уровне глупости. Кашпировский продолжает читать начатую записку.)