fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 22842

С академиком В.Брилем

В.Я.Б. - У нас есть человек, который мог бы нам несколько слов интересных сказать по приборному определению биополей. Хотите Вы его послушать, Вам интересно это?

К.А.М. - Я пока остаюсь на той точке зрения, что определение биополей, а дальше, конечно, они почему-то хорошие всегда - в общепринятом толковании... нет-нет. Ну, как обычно, пишут всюду, что биополя хорошие, потому что отсюда уже шаг в такую пропасть, как лечение биополем. А раз лечение биополем, то биополе - вещь хорошая, понимаете? И вдруг оказывается: всё в мире не хорошее, не плохое, - а тут вдруг биополя только хорошие. И для того, чтобы они были, достаточно ручки наставить - и они уже струятся у особо “одарённых”, “способных” людей.

Это всё, так сказать, против моего понимания. В моём понимании остаётся одно: согласен абсолютно, что, действительно, согласно вашей теории (она как-то так... заставила меня думать в другом разрезе), что эти фоновые частицы выносят информацию. Но это может быть поймано такими(!) приборами, я не знаю... Вы ловили когда-нибудь фоновые частицы?

В.Я.Б. - Ловил. И сейчас ловлю. Если б я их не ловил, я бы сейчас взлетел - они меня прижимают к земле.

К.А.М. - Так. Хорошо. Но это теоретически Вы высчитали. Но фактически приборы это уже определили, что есть фоновые частицы и что они вот так вот?... Нет, теоретическая посылка...

В.Я.Б. - Сейчас... Сейчас... Воздействие фоновых частиц на тела точно так же приводит к гравитации, как воздействие движущихся молекул на стенки сосуда приводит к суммарному воздействию этих молекул в виде давления, измеряемого манометром. То есть манометр измеряет интегральное, суммарное воздействие, но оно состоит из множества мелких импульсов. И вот совокупность этих импульсов манометр измеряет как результирующее давление. Точно так же результирующая гравитация является суммарным эффектом воздействия на тяготеющие массы фоновых частиц.

К.А.М. - Виктор Яковлевич, я Вам, физику, сейчас устрою такую примитивную физическую ловушку. Вы говорите о том, что гравитация - это поток фоновых частиц, и они придавливают нас к земле. Так или нет?

В.Я.Б. - Приблизительно...

К.А.М. - Приблизительно. А не выразите ли согласие... Вот моя такая наивная мысль о том, что Земля вращается и гравитация - это есть сила инертности вращения. Вот допустим, если я разбегусь, я некоторое время пролечу, так? Я не падаю вниз, потом я упаду. Вот именно эта инертность вращения и является притягивающей силой. Так? Тогда вопрос: если это не так, то почему же, если фоновые частицы во всём мире, а не только сосредоточены на Земле - они вокруг Туманности Андромеды и всюду, они вокруг Луны, то почему же на Луне у нас другая гравитация и почему же мы легче в 6 раз там, коль те же частицы нас бомбят и притягивают к Луне?

В.Я.Б. - Ну во-первых, вращение для гравитации вовсе не обязательно, потому что, скажем, имеется опыт Кэвендиша, где берутся два шарика: один массивный, другой полегче, - и они не вращаются, и крутильные весы показывают, что притяжение имеет место. То есть для того, чтобы тела тяготели, не нужно, чтобы они вращались. А что касается Луны... сопоставление Луны и Земли... то Земля, как более массивный объект, более мощно экранирует поток фоновых частиц снизу, потому что она является более серьёзным экраном.

Но в книжке выведен закон всемирного тяготения, который не противоречит и единой теории материи тоже. Поэтому чем более массивны объекты гравитирующие, тем с большей силой они на том же расстоянии притягиваются друг к другу. Ну а Луна полегче, чем Земля, поэтому и к ней объекты притягиваются с меньшей силой.

К.А.М. - Я сейчас подумал ещё о том, что Луна ещё не вращается...

В.Я.Б. - Луна ещё не вращается, а всё равно притягивает - значит, Вы сами себя уговорили...

К.А.М. - Да, я сам себя здесь уговорил.

В.Я.Б. - Да... Слово предоставляется нашему организатору, нашему вдохновителю и организатору наших побед... Нина Николаевна, которая нас собрала, и я её, воспользуюсь случаем, поблагодарю за это.

Н.Н. - А я благодарю вас, и ещё в конце вернёмся к этому...

Значит, я так предлагаю, Виктор Яковлевич и Анатолий Михайлович, поскольку вы как бы основные действующие лица сегодня, и, если, действительно, Анатолий Михайлович не устал, просто есть несколько очень интересных, я думаю, замечаний у людей, потому что они специально готовились к этой теме. А тема у нас, как вы помните, была: “Человек и его космоземные связи и резервные возможности человека”.
Я думаю, что у некоторых наших сотрудников есть что сказать и, может быть, очень кратенько. В частности, вот Валентин Иванович насчёт прибора, может быть, всё-таки немножко, пару слов он скажет... Анатолий Михайлович, как Вы?

К.А.М. - Я думаю знаете что, я добросовестно постараюсь прочесть книгу, и когда я буду более готов и к дискуссии, и к опровержению, потому что я чувствую, что сейчас в ход пойдёт тяжёлая артиллерия - физическая терминология, - и тут я полный пасс...

Н.Н. - Ни в коем случае! Ни в коем случае! Мы очень любим Вас все присутствующие и ни в коем случае не хотим как-то что-то... Наоборот, очень добрая такая встреча, я так вижу уже по лицам, что встреча идёт очень хорошо, добрая. И человек не может знать всё - это естественно: каждый в своей области - специалист. Но, может быть, просто всё-таки мы без вот такого какого-то, может быть, полемического уже слишком большого задора - ну в плане дополнения, - всё-таки, может быть, мы дадим людям сказать хоть немножечко, Анатолий Михайлович?

К.А.М. - Как прикажете...

Н.Н. - Вы наш гость, Анатолий Михайлович. Хотя сегодня в этом зале мы ваши гости, но в городе... Может быть, вопросы какие?

К.А.М. - Давайте что-нибудь такое в кратенькой форме, очень кратенькой форме... Да...

Н.Н. - Да, да. Я попрошу тогда Леонида Сергеевича...

В.И. - С удовольствием представлюсь. Я - Ставицкий Валентин Иванович. Занимаюсь исследованием влияния различных информационных воздействий на информационные процессы в человеке. Занимаемся мы вместе с Нонной Александровной - моей женой. И, скажем, удалось в последнее время определить много интересных закономерностей этого влияния.

Я, чтобы не утомлять слишком долго своим сообщением, хочу  Анатолию Михайловичу преподнести визитку с указанием нашего телефона, по которому он может связаться, если возникнет интерес.
О чём я хочу сказать? Я бы не хотел или хотел бы в первую очередь говорить не о биополях и не о том, какие они, хорошие или плохие, что насторожило Анатолия Михайловича, а о том, что интереснее-то всего именно те закономерности, которые проявляются при измерении информационных процессов в человеке.

Буду очень краток и скажу только одно, что эти закономерности однозначно свидетельствуют о том, что является информационным каналом воздействия на человека с физической точки зрения - это квантовый уровень взаимодействия зарядов и поля. Это взаимодействие обладает такими свойствами, как голографическая структура записи, т.е. это очень устойчивая и эффективная форма кодирования информации. И эта форма записи проявляется в тех характеристиках, которые мы измеряем. Это возможность нелокального воздействия, то есть практически мгновенного, превышающего скорость света, воздействия одного человека на другого. По тому характеру закономерности, которую мы определяем, это совершенно, так сказать, определению следует. Ну, непосредственно может определяться действие одного человека на другого, если мы измеряем характеристики перцепиента и характер действия, и эффективность, и, наверно, можно уже окончательно судить с участием специалистов - медиков: хорошее это воздействие или плохое.

Ну я думаю, что на этом можно остановиться, если не обратить внимание ещё на один момент, который подчёркивал всё время Анатолий Михайлович. Он говорил о том, что существенным является не трата энергии в информационном обмене, а нечто другое. Так вот, видимо, трата энергии неизбежна (я, так сказать, не могу этому возражать), но это не самое существенное в информационном обмене. А самое существенное как раз происходит, скажем так, за рамками изменения энергии. И вот те закономерности, которые мы обнаружили, однозначно об этом свидетельствуют. Вот, собственно, всё, что я хотел бы сказать.