fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 22842

С академиком В.Брилем

В.Я.Б. - Первое. Начну с конца. Во-первых, биополе (а аура - это, так сказать, видимая его часть), биополе сейчас в настоящее время уже фиксируется приборно, и здесь сидит у нас автор одного из таких приборов, который фиксирует ауру, - Валентин Иванович Ставицкий. Это первое.

Второе. Относительно того, что стопроцентное должно быть попадание при телепатии. Ну вот, Нина Николаевна блестяще играет на рояле, у неё слух абсолютный: “си” от “до” она запросто отличит. Но ведь не все же, к сожалению, обладают музыкальным слухом... Поэтому один человек может быть талантлив в этом отношении, а другой - бесталанный, как в смысле любого искусства, любых возможностей. Один поднимет полтора центнера, а я подойду и подниму, дай бог, 30 кг, потому что я в этом отношении бесталанный - у меня другие таланты. А у него - другие таланты. Поэтому здесь вопрос, может быть, остаётся открытым, что все должны на 100% отгадывать телепатические сигналы.

У меня со старшей дочерью были сеансы такие: я бросаю монету, а она отгадывает, орёл или решка. Бывали случаи: 10 из 10-ти она отгадывает. С младшей дочерью ничего не получается. То есть статистическая обработка (я математик) этих наблюдений показывает, что статистически значимые происходят отгадывания, - чисто случайное отгадывание выдавало существенно меньший процент. Я со студентами проводил эти эксперименты.

И никакого здесь нет в принципе чуда, если воспринять то, что я сказал, что носителями информации являются транзитные фоновые частицы, выносящие информацию из мозга индуктора и переносящие эту информацию в мозг перцепиента, то чуда никакого здесь не будет.

Что касается телекинеза, то же: если я научусь управлять потоками фоновых частиц, а они уже, в свою очередь, будут передавать вот эти импульсы объекту движущемуся, то тоже здесь никакого чуда не будет, как нет никакого чуда, я считаю, в тех блестящих результатах, которые мы наблюдаем после сеансов Анатолия Михайловича.

К.А.М. - Опять-таки мы с Вами здесь в одном параграфе сейчас будем: столкнёмся немножечко. Я хочу сказать, что творческие способности где-то зависят от анатомии, в частности, Ваш последний пример с грузом: Вы - 30 кг., а кто-то меньше. Здесь дело не в качестве, а в количестве. Вот скажем, возьмём людей, которые разговаривают низким голосом, басом: Лебедь, Ричард-Львиное Сердце и мы с Вами - четыре у нас таких басовитых человека, да? О чём это говорит? - о том, что где-то у него уровень гормонов больше. Больше. И тут природа совершенно не заботится о количестве. Есть люди маленького роста и большого - количество. Качество одно и то же, а количество разное, так? Поэтому она позволяет иметь слюны больше кому-то во рту, у кого-то волос больше, но качество одно и то же - только количество разное. У него, допустим, гормональное зеркало вмещает больше гормонов. Поэтому у него голосовые связки огрубевшие. Они не отличаются качественно, но количественно они состоят из одного и того же элемента. Поэтому вот у него имеется и низкий голос. Но закон не нарушается об одинаковости: физиология одна и та же, потому что одно и то же тогда, когда качество остаётся одним и тем же, а количественно может быть больше. Бицепс может быть больше, может быть меньше и т.д. Голосовая связка может звучать более грубо, потому что она более грубая: больше гормонов, больше, так сказать, мышечных волокон в этой связке. А качество каждого волокна одно.

Что касается музыкальных талантов, то тут, наверно, тоже где-то, примерно, упирается в такую же какую-то анатомию своеобразную - скорее всего, так. Тут уже такая начинается тонкость! Но отождествлять это с физическими вещами, что, дескать, этот человек, когда проходят эти фоновые частицы, может их как-то почувствовать, осознать или как-то воспринять больше или меньше... - с этим нельзя согласиться.

Что касается той же телепатии, конечно, хотелось бы... Вы знаете что, я думаю, что это существует; существует, но не в вульгарном смысле. Оно существует. И когда-нибудь, наверно, мы наденем на голову просто обычную какую-то штучку - и другие, и мы будем мысли друг друга угадывать, - но когда будут приборы, которые это улавливают. Пока что, я думаю, что биополя есть своеобразные, потому что ничто не кончается там, где кончается. Всё время от нас отлетает (если бы увидеть в электронный микроскоп) то рука - она где-то здесь... Всё отлетает... не говоря уже об электрических делах всяких...

...и мозгом нашим несовершенным ловить такие частицы - мы не можем поймать. Я думаю, что это есть, но улавливаемое только приборами, только лишь! Я так думаю. А так просто, что вот она двигает туда-сюда... Может быть, какие-то, ну как такая одежда бывает: так наденешь такую одежду, открываешь дверь - а тебя током ударило, правда? Наверно, от этих вещей зависит то, что передвигают предметы.

Вы знаете, я был в Израиле в 90-ом году и был в Эзотерическом обществе. И я там сидел. Я уже начинал так немножечко... уже зевота стала возникать, и тут мне говорят: “Знаете что, тут у нас один мальчик есть (показали мне - такой сидел мужчина лет 30-ти), он Вам что-то покажет”. У меня, кстати, есть фильм, и я буду иметь удовольствие когда-нибудь Вам его показать. И он взял в руки ложку, вот так взял, рукой стал так делать - и ложка - раз -  и согнулась. Он берёт вторую ложку - и она давай вращаться вокруг оси вот так вот - завернулась в спираль. У меня эти ложки есть. Я тогда сразу вынимаю из кармана ключ от гостиницы Хайят (а там коротенькие ключи и толстые такие, прочные, что ты никакими щипцами не согнёшь) и говорю: “На, сгибай вот это!” И тут же взял этот ключ за кончик и так пальчиком сверху - и ключик - раз - и вот так вот согнулся. Как раз тут сидела жена Олега Блохина (она как раз ко мне приехала по своим вопросам; она летела на Кипр, но решила заглянуть в Израиль по дороге). И я говорю: “Ирина, а ну дайте Вы что-то”. Она даёт свой ключ от квартиры на Кипре. И этот мальчик берёт этот  ключ - раз - и сломался! Честно говоря, вот это меня очень озадачивало и озадачивает до сих пор, хотя нигде на широких аудиториях не говорю. Но я думаю, что это должны быть закрытые опыты, чтобы они не давали повода вульгаризировать понятия биополей, которые, думаю, могут улавливаться только спецприборами, а не так вот: “Я напрягся - и передам информацию”...

Я знаете, чем пользуюсь? Я пользуюсь той информацией, которая в человеке уже заложена (уже заложена!) - это нормальность, которая заложена, потому что два горбуна женились и рождают не горбуна; два слепых рождают зрячего. Значит, у них есть память, как должно быть. А как добраться до того, чтобы организм эту память вспомнил? - ситуационным вариантом.

Вот например, зайчик. Какие тут фотоны есть, когда холодно? Когда бело, что тут есть? Есть? Нет, ну просто он воспринимает... Может быть, сама информация как зрительная информация: я вижу двух товарищей там. А информация к ним, действительно, как доходит? Что такое “видеть”?  Видеть...

В.Я.Б. - Это получать фотоны.

К.А.М. - Это получать фотоны, так? Это другое дело - с этим я согласен. Тогда нельзя выделять людей, которые это больше или меньше... - я так думаю.

В.Я.Б. - Ну а почему можно выделять людей, которые поднимают груз больше, поднимают груз меньше, а нельзя сказать, что вот один человек более способный к телепатии, а другой менее способный; один более тонко слышит, а другой менее тонко слышит; у одного есть музыкальный, у другого тоже, безусловно, слух есть?! - в количественном отношении они отличаются.

Здесь я совершенно согласен с Анатолием Михайловичем - “количественная разница”. Но как нас учили: количество часто переходит в качество. Количество переходит в качество, и, если на каком-то определённом этапе человек не может отличить “до” от “ре”, то на каком-то этапе он не сможет и телепатически получить информацию, а другой может. Я не могу, скажем, но это не значит, что никто не может. Почему я, почему я себя выбираю в качестве эталона, что другие могут делать только то, что я умею? Ничего подобного. Есть люди, которые талантливы совсем в других областях, и я не исключаю, что далеко не всё умею делать, что другие умеют делать.

К.А.М. - У меня есть хороший пример. Если я передаю информацию человеку и здесь замешаны фотоны, которые как бы проходя через мой мозг, выносят информацию из моего мозга и переносят в мозг другого, то тогда, позвольте, как объяснить следующее. Если я смотрю на экран и там происходит какая-то сцена, допустим, страшная сцена, неприятная, и эта сцена меня начинает затрагивать: я могу смотреть на экран и рыдать, я могу получить отвращение. Но, извините, головы тех, кто на экране, - это есть игра света, и там уже совершенно мыслей в этих головах никаких нет.

В.Я.Б. Я думаю, что вот этот вопрос, который Анатолий Михайлович задал, он больше соматический, он относится больше к рефлекторной деятельности человека. И здесь я не считаю себя достаточно серьёзным специалистом и могу только подумать и высказать гипотезу, что в человеческом опыте у того зрителя, который сидит и смотрит на этот экран, был какой-то опыт, определённый, скажем, трагический опыт, связанный с аналогичными сценами, - и включается память его, включаются те осязания, ощущения, которые он имел в прошлом, и он переживает, по-видимому, на чисто рефлекторном уровне. Хотя, я повторяю, здесь мои рассуждения чисто дилетантские. Чисто дилетантские. Вот я вижу, тут на меня уже критически смотрит народ и правильно делает, потому что носителем информации всё равно здесь являются фотоны - это игра света, но игра света, которая включает какие-то ассоциации.

Вы мастер, Анатолий Михайлович, мастер по включению ассоциаций, и для Вас это совершенно не секрет. Вот эти ассоциативные связи в мозгу включаются вот этими картинками: человек будет рыдать или ещё что-то в этом духе.

К.А.М. - Вот здесь мы и, так сказать, пожали друг другу руки, Виктор Яковлевич; вот здесь мы с Вами сошлись, потому что, действительно, я считаю, что оживление ассоциаций (опять-таки могу вспомнить термин “матрица памяти нормы”), но информативно оно приходит так, как, допустим, приходит с того же экрана. Не зря, скажем, во время моих телепередач, где я был на экране (уже, так сказать, меня не было, но был мой облик, моё отражение), происходил потрясающий эффект. И те же операции, и всё остальное, и всё остальное...

Потому я думаю, что если резюмировать всё, если вы позволите  мне резюме сделать, что всё-таки мне надо сделать очень большой шаг в физике, чтобы как-то лучше понять вот эти вещи, которые вы открыли, хотя бы приблизительно, а вам, наверно, надо как-то больше продвинуться в том направлении, о котором Вы сказали, которое ещё немножечко смутное.

В.Я.Б. - Очень смутное...

К.А.М. - Очень смутное, да? Поэтому даже будем говорить, а рефлекторные связи... А что такое рефлекторные связи? А как они выглядят, так сказать, в действительности? Что это: фотоны, нейтроны - что это такое? И сколько их там на квадратный миллиметр? Мы не знаем. То есть начинается, вот тут уже начинается физика настоящая.

Чтобы узнать самое большое, надо узнать самое малое. Вот что тут есть.

Вот здесь у нас взаимный интерес и взаимный поиск. Но я где-то около этой черты останавливаюсь и тут говорю: “Товарищи физики, вот тут уже решайте и ищите: у вас приборы, у вас знания, у вас уже есть опыт нахождения малого и определения самого малого. Так что вот так выглядит вопрос. Но я думаю, что у нас общее одно: стремление познания истины, глубин, тонкостей...

В.Я.Б. - Истина одна, а дорог, ведущих к истине, много. Каждый из нас стоит на своей тропинке, и мы уважаем друг друга за то, что каждый из нас стремится к истине, даже если он стоит на другой тропинке. Согласны?

К.А.М. - Не совсем. Знаете, как я буду согласен? - если человек стоит на верной тропинке. У меня уважение вызывают те, кто стоит на верных тропинках. Те, кто стоит на неверных тропинках, вызывают желание, чтоб они встали на верные тропинки. И они как-то интереса не вызывают. Вот, например, то, что мне рассказывали о ваших работах и о ваших тропинках, выдающихся и глобальных ваших открытиях, - это, конечно, вызывает очень трепетные чувства в ваш адрес. И такие люди интересны.

Но когда ко мне приходит кто-то и говорит, что он знает, как остановить комету, которая летит сюда (он тоже на тропинке познать какую-то истину и что-то сделать), потому что он стоит на ложной тропинке. У меня вызывают интерес только те, кто точно, крепко, по-настоящему стоит на настоящих тропинках.

Ну, я говорю, что в своём деле я больше вижу абстрактного, нежели конкретного, - это очень жаль. Поэтому мне пришлось удовлетворить себя таким высказыванием собственным: я сделал открытие, которое нужно открыть.

В.Я.Б. - Я полностью присоединяюсь к тому, что сказал Анатолий Михайлович. Конечно, есть тропинки разные, которые ведут не к цели, а в другую сторону, но уже одно то, что человек стремится хотя бы к истине, а не водку пить или ещё чем-нибудь заниматься, грабить других людей, пусть он даже заблуждается, всё равно у меня к нему, если не уважение, то симпатия остаётся, даже если он и заблуждается.
Я боюсь, что мы Анатолия Михайловича утомили: у него сегодня уже два сеанса было, и он любезно согласился с нами встретиться. Как, Анатолий Михайлович, Вы себя чувствуете? Или закончим?

К.А.М. - Видно, мы будем заканчивать, Виктор Яковлевич, но я хочу сказать такую вещь, что, вопреки распространённой теории, которую Вы как учёный поддерживаете, имея ввиду её более глубокие корни, более тонкие нюансы о трате энергии и прочем, я хочу сказать, что я энергии не растратил, ибо она не тратилась. Я делал любимое дело (оно мне нравилось): общение с людьми - и на этот счёт у меня есть такая пословица собственной выпечки. Звучит так: я знаю, что такое усталость, но усталости не знаю, - потому что сам образ моей жизни такой, что я как-то натренирован постоянно тратить, тратить, тратить и ничего не растратить, и, в конечном итоге, снова хочется тратить. Я не уставший - я прекрасно себя чувствую. Приятно мне общаться с вами. Но я думаю, что по сложности наша беседа, конечно, нуждается в других встречах: не сразу мы, так сказать, можем взять все наши барьеры.

Я хочу почитать это и хотел бы предложить вам в ответ что-либо такое... Мы подготовим... Чтобы мы как-то больше познали. Ну, в чём сотрудничество было бы? Была бы большая благодарность за то, если бы вы с вашим объёмом знаний, с вашим таким тонким подходом к глубинам бытия, если бы вы сказали: “Матрица памяти нормы в генах?! - вот это так она записана”. А как это менять? Какую кнопку нажать, чтобы... допустим, есть такая программа: первые зубки - в 4 месяца, вторые зубки - там, в 7 лет. А третьи зубки? А третьи зубки мы запишем так... На всякий случай, на всякий, запишем ещё четвёртые - мало ли что... И в четвёртый раз зубки... потому что у акулы в генах-то записано, что зубы без конца вырастают. У тритона записано в генах, что хвост отпал, но тут же вырастает новый.

А если бы в наши гены такую запись внести?!
Нет ноги, а мы взяли и записали: вырастай ножка! Вырастай глаз, вырастайте лёгкие, вырастай сердце...
Вот я думаю, где фокусировка: поиск вот этих “как записать”.
Что касается ловли информации, как она проходит, я думаю, что информация не только через фотоны - она... ну, масса есть таких чувств... В основном, информацию можно перенести, не перенося: оживив, как Вы говорите, ассоциации! Так или нет?