fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 04 января 2023: 5471

Космическая история

3. Переговоры в Госдуме с американской делегацией
по поводу космических проектов

На следующий день я позвонил Алексею Митрофанову, председателю Комитета по геополитике Государственной Думы РФ и рассказал о прошедшей встрече в Звёздном городке.

С Алексеем Валентиновичем нас давно связывали дружеские отношения ещё задолго до того, как благодаря его инициативе, в 1993 году я стал депутатом Госдумы. Он целиком поддерживал мою идею полёта в Космос для проведения оттуда 10 космических «сеансов» и обезболивания 10 хирургических операций, по-видимому, как и я, испытывая страсть к глобальным, фантастическим проектам.

Именно он в 1994 году помог организовать в Думе встречу руководства Росавиакосмоса с американской делегацией по поводу инвестиций в разработку двух очень важных космических проектов, каждый стоимостью в 500 миллионов долларов.

Неоднократно бывая в США, я часто, благодаря установившимся связям, имел возможность посещать ООН и общаться с широким кругом представителей самых разнообразных направлений в науке и бизнесе. Меня очень интересовали новейшие научные разработки, которые мне хотелось внедрить у себя на Родине, а также инвестиции в крупные проекты.

Звание депутата (в США это аналогично званию сенатора) способствовало серьёзному отношению американцев к моим запросам. В итоге мне удалось заинтересовать американцев приехать в Москву.

Помню, как протекала эта памятная встреча, на которую мы с Алексеем Валентиновичем возлагали большие надежды. В одном из больших залов в Думе за огромным круглым столом собрались участники переговоров — с одной стороны делегация США, с другой — представители Росавиакосмоса во главе с одним из заместителей Ю.И. Коптева (к сожалению, запамятовал его фамилию. Надеюсь, этот пробел устранить).

Ю.Коптева не было по каким-то неизвестным причинам. Естественно, присутствовали и мы с А.Митрофановым и ещё несколько депутатов.

Не забуду никогда того впечатления, какое произвело ошеломляющее выступление заместителя Ю.Коптева, подробно рассказавшего о достижениях отечественных учёных в создании новых космических приборов. Их характеристики намного превосходили американские.

Было абсолютно ясно, что практическое внедрение этой техники оставит космическую науку США далеко позади и создаст в военном отношении колоссальное превосходство России над США.

Американцы молча переглядывались, с удивлением слушая о поразительных показателях российской космической техники. А у меня всё больше закрадывалось сомнение в том, что едва ли они пойдут на то, чтобы помочь России реализовать эти невыгодные для США проекты. Я поглядывал на Митрофанова и в его глазах читал то же самое.

С американцами мы расстались, чувствуя их холодок, несмотря на обещание «положительно рассмотреть этот вопрос». Кстати, у них не принято говорить «нет» в случае отказа. Они всегда говорят: «мы вам позвоним». Но не звонят никогда. В данном случае, наши гости остались верны своему правилу.

Переговорив с Митрофановым, я получил от него несколько неожиданное и, откровенно говоря, обременительное для меня задание. Оказалось, чтобы получить «добро» генерального директора РКА Ю.Коптева, мне обязательно нужно было написать заявление на имя Митрофанова и коротко изложить задачу и суть моей идеи.

К этому нелёгкому заданию я приступил не сразу. На это были две причины.

Первая — ох, как я не люблю писать заявления и вообще, любые тексты. Моя письменная речь резко отстаёт от устной речи. Каждая строчка требует неимоверного труда и редактируется мною десятки раз. Вторая — я попал в первую в России эндоскопическую больницу в Москве и подвергся тяжёлой хирургической операции, которая длилась 6 часов.

Она выбила меня из колеи на целый месяц.

Оперировал меня замечательный хирург профессор Луцевич Олег Эммануилович. Практически, он спас мне жизнь.

Однако проведённая операция не стала препятствием для моих замыслов, хотя и приостановила движение вперёд. Мне нужно было во что бы то ни стало восстановить свою прежнюю физическую форму. Ведь требования к здоровью космонавтов очень высокие. В Космос могут допустить только абсолютно здорового человека. Как мне стать им заново, да ещё за такой короткий срок? И я буквально через день после операции занялся восстановлением себя, хотя в области живота у меня продолжительное время ещё находились 4 дренажных трубки, введённые в брюшную полость.

Изрядно намучившись, я всё же нашёл в себе силы написать это заявление. которое он, наложив резолюцию, передаст Ю.Коптеву. Убеждён, что всё получится. И полёт, и космические операции и нормализация всего. Вот только боли в боку. От нервов, что мало вероятно. Скорее всего, от недавно перенесённой операции. Или от упражнений. В этом может таиться препятствие всему.