fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 11 февраля 2017: 2535

Стенограммы заседаний
Государственной Думы

1995-06-21
1995-06-23

 Заседание 16 июня 1995 года

Председательствующий. Слово имеет Вячеслав Алексеевич Никонов, Партия российского единства и согласия.

Для справки - Анатолий Михайлович Кашпировский. Прошу вас, Анатолий Михайлович, с места.

Кашпировский А.М., фракция Либерально-демократической партии России.

Уважаемые депутаты, уважаемый Иван Петрович! Я считаю, что все, что здесь говорили многие руководители, исключая выступление Владимира Вольфовича, которое, с моей точки зрения, самое глубокое и самое правильное, ничего не даст для освобождения заложников. Судьба людей сейчас непредсказуема. Можно сказать, что скорее всего этих людей уничтожат. Я думаю, что надо испытать различные способы, как эту ситуацию исправить. Увольнение силовых министров, с моей точки зрения, является неправильным, потому что не они виноваты, а виноваты те, кто стоят над ними. Мои конкретные предложения. (Шум в зале.) Я выступаю в Думе редко, почти никогда не выступаю, дайте мне раз выступить - один раз в год! Мое предложение заключается в следующем: прошу вас отправить меня лично к Дудаеву, и я обещаю вам, что во вторник вы получите заложников. (Оживление в зале.)

Заседание 21 июня 1995 года

Председательствующий. Решение принимается большинством от голосовавших. Слово имеет Анатолий Михайлович Кашпировский. Прошу вас, Анатолий Михайлович.

Кашпировский А.М., фракция Либерально-демократической партии России.

Уважаемые депутаты! Уважаемый депутат Затулин, вы были не правы, сказав, что не Государственная Дума остановила войну в Чечне. Подчеркиваю: войну в Чечне... фундамент этой остановки заложила как раз Государственная Дума. Я понимаю, что вам... (Шум в зале.) Да, лично, может быть, и я... Не надо с места, потому что, сидя здесь, вы не знаете, что такое идти по открытой местности, простреливаемой снайперами. И вы не знаете, что такое восемь часов просидеть в этом аду. Когда я прибыл в субботу туда, я зашел в больницу и, увидев эту страшную, жуткую картину, которую невозможно даже себе представить, эти тысячи людей с перепуганными лицами, я принял решение остаться, о чем уведомил штаб. Накануне... Когда я там был, там уже готовилась атака. Говорили о том, что утренняя атака, дескать, напугала Шамиля и сейчас вторая атака сделает свое дело. Но утренняя атака унесла жизни 30 заложников, и 70 человек было ранено.

Когда я остался там, я заявил: "Ни в коем случае вы не посмеете расстреливать Государственную Думу в моем лице", - потому что я был ее частичкой. И сейчас здесь я хочу поблагодарить Виктора Степановича за то, что я там не был расстрелян вместе со всеми заложниками. Большое спасибо вам, я считаю вас спасителем моей жизни. И только тогда, когда по телевидению прозвучало ваше обращение к народу, когда вы сказали о том, что не будет принято никаких мер насилия, что все вступит в стадию переговоров, я посчитал свою миссию на этом законченной.

Басаев освободил 39 заложников, 5 беременных женщин только благодаря тому, что я сказал, что останусь, а потом еще 34 человека благодаря тому, что пришли журналисты (он дал мне такой "гонорар"), и я в час ночи покинул расположение больницы. К несчастью, к большому сожалению, на следующий день в расположение больницы пришел депутат Ковалев. Я его уважаю как человека, но в данном случае он совершил большую ошибку, потому что там это не было понято:

почему вдруг не я, а пришедший туда Ковалев после уже десятикратно проведенных разговоров и при полной безопасности, которую обеспечил премьер-министр, должен вести какие-то переговоры, которые он абсолютно там и не вел. И еще. Сегодня мы обсуждаем...

Из зала. Испугался? Чего ж ушел оттуда?

Кашпировский А.М. Я ушел в час ночи. (Сильный шум в зале.)

Председательствующий. Прошу вас, продолжайте.

Кашпировский А.М. Я ушел, когда ситуация была закончена, и я ушел, согласовав это с Шамилем. Можете спросить, если он захочет с вами разговаривать. Итак, на этом закончилась моя миссия, и дальше переговоры пошли как положено. Мой расчет был абсолютно правильный, решение было правильное, ни один человек не погиб. Здесь обсуждают Виктора Степановича. Я считаю, что мы еще не коснулись его человеческих качеств. Он рискнул и проявил себя как человек. Не знаю, как вы оцениваете его как премьер-министра, но я... (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Прошу вас. 30 секунд. Завершайте.

Кашпировский А.М. Я хочу сказать, что мы занимаемся сегодня не тем делом. При плохом Президенте будут плохой премьер-министр, плохие министры и плохие граждане. При пьяном Президенте будет пьяная страна. Поэтому давайте сегодня поставим вопрос не о снятии Правительства (у него нет должных полномочий, чтобы быть хорошим правительством), а о снятии совершенно ненужного и (как врач-психиатр я заявляю) совершенно больного человека, который и страну сделал больной. (Аплодисменты.)

Заседание 23 июня 1995 года

Председательствующий. Депутат Лукава Георгий Григорьевич, прошу вас.

Лукава Г.Г., фракция Либерально-демократической партии России.

Многоуважаемый Иван Петрович, многоуважаемые депутаты! Считаю принципиально важным в повестку дня поставить вопрос о подвиге Кашпировского. Он действительно сыграл решающую роль в переговорах с человеком, который организовал эти бандитские действия против Буденновска, и этим заложил, будучи буквально рядом и ведя переговоры с организатором этого бандитского налета, главную предпосылку для главы Правительства обеспечить сохранение жизни людей. Два штурма было. Был бы и третий штурм, но благодаря героическому подвигу (я не боюсь это сказать) Кашпировского все люди остались живы после его действий. Лукава, Либерально-демократическая партия России. Спасибо за внимание.

 

Дополнительные материалы:

Стенограмма заседания 23 июня 1995 г. полностью