fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 28 марта 2011: 15318

«Гипноз поневоле»

ИЗ ИНТЕРВЬЮ

с психотерапевтом А.М.Кашпировским   25 сентября 1989 г.

 - Вам не приходилось слышать отрицательные какие-то мнения о том, что, допустим, сеанс не помог или, наоборот, стало хуже?

К.А.М. - “Сеанс не помог” - это не отрицательное мнение, потому что у пациентов складывается такое впечатление, что... вы знаете, они тоже в какой-то степени уже теряют скромность, пациенты: они уже хотят, чтоб так было, что он вечером попивает чай, посматривает телевизор, ещё там что-то делает - а завтра у него, там, волосы появились; завтра он уже не лысый; завтра он уже не алкоголик; завтра он уже помолодел, может быть...

В.Б. - Вот такая отповедь не верующим. И то же самое - на площади.


МИКРОФОН НА ПЛОЩАДИ.

12 декабря 1989г.

- Вы знаете, это один-единственный доктор на всю Россию нашу. С трёх сеансов (по телевизору смотрела я) я спать крепко сплю, и голова не болит, и таблетки не принимаю, понимаете?

- Вы знаете, есть такое мнение, что кому-то это может принести вред, что сегодня нужна проверка этого метода.

- Не знаю, мне он помогает.

- По телевидению ведь показывали его операции - уже через телевидение, это уже был факт того...

- Один-единственный доктор такой.

В.Б. - Да, показывали. Он внушал, что боли не будет женщинам, которые и без того её почти не чувствовали, - такое бывает. Но зачем?  - чтобы ощутить свою власть над людьми и кому-то доказать свою силу. Но возьмём снова бумагу МВД, подписанную знаменитым сыщиком Гуровым. Пациентка утверждает, что обещанного обезболивания во время операции не наступило, то есть была обычная халтура.

Далее представлено интервью В.Белицкого с Лесей Юршовой.

 - Почему Вам потребовалась операция без наркоза?

Л.Ю.* - Мне операция без наркоза? Это Анатолию Михайловичу так захотелось, чтобы она была без наркоза.

В.Б. - Это та самая Леся Юршова, о которой писали газеты.

Л.Ю. - Я не гипнабельна, как теперь это определили, и я никогда внушению его так не поддавалась. Если в залах я и закрывала глаза, так только потому, чтобы опять-таки его не обидеть, и он просил закрывать. А так я ведь головой там не вертела или там чего-то - просто я в транс никогда не впадала. Мне даже иногда интересно это было бы сделать, но этого не происходило. Кашпировский смонтировал фильм из самых лучших кусочков (на 20 минут он вам показывает операцию); она длилась 3 часа. И там были разные моменты и не только разные там были, а ужасные моменты. Я несколько раз уходила в небытиё.

В.Б. - Как ни странно, результаты этой операции заинтересовали милицию, а не врачей: милиция стала выяснять, насколько гуманны и научно обоснованы подобные эксперименты. Что же они дали?

- Как вы чувствуете себя сегодня?

Л.Ю. - Мне гораздо хуже. Я поправилась, как видите.

- Насколько?

Л.Ю. - На 50 кг. за год. Судороги появились - вот это страшное, потому что они сковывают всё тело, и мне трудно двигаться, и иногда кажется, что я уже всё... умираю.

В.Б. - Трагический исход этой истории на совести главного советского гипнотизёра, а эксперимент по оболваниванию удался. Ни один из тех, кто его организовал, наказан так и не был.

 

*
Л.Ю.
- Леся Юршова.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ.

декабрь 1999 г.

Т.Дмитриева - Наш центр им.Сербского проходило несколько уголовных дел, которые возбуждались членами семьи пострадавших от Кашпировского. Я помню сейчас, был один случай, когда женщина выбросилась из окна под влиянием вот этого сеанса Кашпировского. Я понимаю, что напрямую Кашпировский не вещал именно вот этой там Ивановой, Петровой или Сидоровой. Он говорил вообще. Но именно эта женщина с учётом её особенностей психики, с учётом той проблемы, которая была у неё в душе, среагировала на этот сеанс вот так вот. И буквально сразу после передачи она выбросилась из окна и погибла. В связи с этим было возбуждено уголовное дело.

Марк Бурно - кафедра психотерапии и медицинской психологии РМАЛО:

- Мы в ту пору наблюдали широкое обострение психотики у наших пациентов, которые садились к телевизору и слушали Кашпировского, впадали в суженое гипнотическое помрачение сознания, а оно обостряло их болезнь, да, патологическую психотику. И многим просто пришлось пойти в отделение с обострением психоза после этих сеансов.

Б.Егоров - Человек, у которого есть ряд дрессированных истеричек, которые согласны выделывать всё что угодно, вылезть в телевизор, и показывает нам некие истерические механизмы и истерию как таковую. Но, простите, в прошлом веке был такой профессор невропатолог Жан-Мартен Шарко - руководитель одной из гипнологических школ, - который во Франции тоже выступал с дрессированными истеричками. Так об этом и писать нужно было. Французские газеты того времени (это 1886 там, 87 год), они так и писали: “Сегодня профессор Шарко выступает там в таком-то варьете со своими дрессированными истеричками”. Ну так давайте и говорить об этом, что товарищ Кашпировский выступает сегодня с дрессированными истеричками. И мы посмотрим тогда, согласны ли будут дрессированные истерички идти на этот телесеанс.

В.Б. - Как назвать эту телевизионную болезнь? - оболваниванием, пожалуй. Вот лишь несколько слов другого борца за телесеансы.


ИЗ ИНТЕРВЬЮ с А.Чумаком

15 октября 1995 г.

А.Чумак - Гласность, возможность проявить себя, возможность сказать то, что раньше не было возможности сказать. И вот эту часть стороны, эту часть сознания олицетворял я.

В.Б. - А Кашпировский?

А.Ч. - А Кашпировский олицетворял установочную часть. Вы помните, кто нам давал установки?

В.Б. - Конечно.

А.Ч. - Так вот он олицетворял ту старую, уходящую, но не совсем, не ушедшую, а ещё существующую, живущую полноценной жизнью, тоталитарную систему сознания. Время отсеяло и, скажем, просеяло, и назвало тех, кто есть ху. Исследования показали, что удалось в 89-ом году помочь порядка 160-170 миллионам человек.

В.Б. - Ну позвольте, почему тогда и в те годы, и нынче у нас столько больных в стране. Только не думайте, что мы сводим счёты с прошлым, скорее, с будущим. Ведь телесеансы стали только первым шагом к овладению технологиями одурачивания широких и где-то даже любимых народных масс. Оказывается, народом управлять легко. Степень внушения зависит только от техники. Так что Чумак и Кашпировский - дети по сравнению с новыми генераторами психических эпидемий.

(кадры - портреты Кашпировского А.М., Чумака, Сванидзе, Доренко).

Волны новой предвыборной гипнотерапии захлёстывают эфир сегодня, перебивают одна другую, а зритель мечется, ничего не понимает, нервничает, переключает кнопки, клянёт прямых наследников Кашпировского и Чумака и зря, между прочим. Вы только посмотрите на них: что один, что другой, что пятый, десятый - все на одно лицо. Но это не просто политические киллеры - это зомби. Они выполняют приказ своих начальников, своих заказчиков.

(Монтаж быстро меняющихся мировых событий и наших и власть-предержащих: Абрамовича, Березовского, Ельцина, Волошина - и далее Доренко, Сванидзе; Сванидзе, Доренко. И на этом фоне идёт текст:

“Избирательная кампания становится слишком грязной, слишком грязной - надо зажать нос, надо зажать нос, закрыть глаза и уши, и уши, и уши; не надо мыться, не надо мыться. Грязь, грязь, грязь, грязь, грязь... - это сговор, это сговор...”).


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ.

декабрь 1999 г.

Т.Дмитриева - В общей сложности за 10 лет рост заболеваемости психическими заболеваниями, примерно, в два раза. Растут такие заболевания, как неврозы, различные декомпенсации личностных расстройств, в том числе психопатий, психопатоподобных расстройств. В принципе это всё невыраженные какие-то расстройства, это не психозы, это не шизофрения, не эпилепсия, не маниакальнодепрессивный психоз - это, так называемые, пограничные психические расстройства. И вот именно их количество растёт и растёт из года в год.

В.Макаров - Внушаемость достигает такого уровня, что любому с помощью средств массовой информации, любому человеку, который демонстрирует волю, можно создать определённый рейтинг в общест-ве.

Борис Копировский - психотерапевт:

- А я думаю, что это происходит в какой-то степени уже. Достаточно посмотреть на вот последние, самые последние события, происходящие в политике, гигантский рейтинг, который вдруг, так сказать, возник у нашего премьер-министра... ведь он не только возник потому, что он делает какие-то, скажем, правильные и нужные, предположим, для страны вещи, а потому, что это постоянно внушается аудитории, что это именно так. И делается это очень профессионально.

Т.Дмитриева - Человек вдруг может поверить в совершенно абсурдные вещи и поверит очень искренне, глубоко. А основа - это вот та самая хроническая стрессовая ситуация, которая вывела человека из баланса определённого, вывела из равновесия. Поэтому сегодня в общем-то вот сверхблагодатная почва для внушения.

В.Б. - 10 лет назад был поднят занавес над нашим подсознанием. Вот таким, казалось бы, чисто эстрадным, даже смешным способом взламывали мозги гражданам коллеги Кашпировского. (На сцене представлен сеанс гипноза каким-то гипнотизёром). Бесстыдно зарабатывая на стремлении людей вылечиться, они расшатывали психику целого народа. Сегодня этим занимается больше 300 тысяч самозванцев. Это в сто раз больше, чем у нас психотерапевтов. И вот перед вами образ погружённой в гипноз России, которая, кажется, уже не в состоянии сделать самостоятельный выбор.

Т.Дмитриева - Конечно, многие будут делать выбор под влиянием внушения.

- И что же это будет за выбор?

Т.Д. - Это будет неосознанный выбор.

В.Б. - Обстановка хаоса, бесстыдного давления на душу существует только, пока мы согласны в ней оставаться. Вот общее мнение наших экспертов: мы с вами сами решаем, какую включать программу своей судьбы. Мы свободные, спокойные, уверенные в себе люди, мы знаем, что воистину значимо в этой неповторимой жизни. Стоит лишь посмотреть вокруг, ощутить её радость и прелесть, и мы легко, спокойно забудем всё суетное и мелкое. Выход есть: у нас есть будущее. Оно в добрых, в тёплых понятиях, которыми наполнится наша новая жизнь: семья, любовь, свобода, гармония, тихий шум дождя, память детства и ясный восход солнца.

Выход есть. Будьте, пожалуйста, психически и физически здоровыми и помните, что наилучший лечебный эффект даёт только регулярный приём программы “21 кабинет”. До свидания.

 

Ведущий программы Виктор Белицкий.

Над программой работали:

Галина Аверьянова, Виктор Белицкий, Мансур Тилязитдинов,

Видеоматериалы представлены из архивов авторов.