fb ok instagram twitter youtube

признание

Просмотров с 22 октября 2015: 1946

Апелляционная жалоба

Дзержинский районный суд города Перми
614068, г. Пермь, ул. Плеханова, д. 40
через
Судебный участок № 3 Дзержинского судебного района г.Перми
614046, г. Пермь, ул. В. Каменского, д. 26

Заявитель: Кашпировский Анатолий Михайлович
125222, г. Москва

Заинтересованное лицо:
Территориальный орган Росздравнадзора по Пермскому краю
614068, г. Пермь, ул. Петропавловская, д. 111

Дело № 5-679/2015

Согласно п. 5 ст. 30.2 КоАП
«Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении
государственной пошлиной не облагается.»

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление об административном правонарушении по делу № 5-679/2015

«17» августа 2015 года мировым судьей судебного участка № 4 Дзержинского судебного района г. Перми Пермского края Рыбаковой Л.В., исполняющей обязанности мирового судьи судебного участка № 3 Дзержинского судебного района г. Перми на основании постановления и.о. председателя Дзержинского районного суда г. Перми от 29.07.2015 года, была объявлена резолютивная часть Постановления о признании Кашпировского А.М. виновным в соверешении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и назначении наказания в виде административного штрафа в размере двух тысяч рублей.

С выводами Суда в Постановлении Заявитель не согласен, считает их немотивированными, несостоятельными и необоснованными, а также несоответствующими обстоятельствам дела, Заявитель полагает, что Суд неверно определил фактические обстоятельства дела, а также допустил нарушения норм материального и процессуального права.

 

1. Согласно статьи 29.11. КоАП РФ Постановление по делу об административном правонарушении объявляется немедленно по окончании рассмотрения дела. В исключительных случаях по решению лица (органа), рассматривающего дело об административном правонарушении, составление мотивированного постановления может быть отложено на срок не более чем три дня со дня окончания разбирательства дела. День изготовления постановления в полном объеме является днем его вынесения.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает возможности оглашения только резолютивной части решения (постановления) без весомых обоснованных судом и исключительных обстоятельств, оно должно быть объявлено в полном объеме немедленно по окончании рассмотрения дела, на что обращено внимание и в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

Однако, судом первой инстанции «17» августа 2015 года необоснованно и незаконно была объявлена только резолютивная часть Постановления, о чем свидетельствует аудиозапись судебного заседания от 17.08.2015 г., а также копия Постановления (резолютивной части) от 17.08.2015 г., подписанного судьей.

Исключительные обстоятельства для невынесения постановления в полном объеме отсутствуют, — все доказательства, имеющие значения для дела были приобщены к материалам дела до даты последнего судебного заседания, соответственно у суда была возможность для их изучения и дачи оценки; исключительные обстоятельства не были оглашены судом при объявлении резолютивной части, также они не отражены в мотивированном постановлении.

Кроме того, как следует из статьи 29.11. КоАП РФ, составление мотивированного постановления может быть отложено на срок не более чем три дня со дня окончания разбирательства дела.

Однако судом первой инстанции мотивированное постановление было составлено не ранее «30» августа 2015 года.

Как выше было указано, 17.08.2015 г. мировым судьей была оглашена только резолютивная часть постановления, и как следует из аудиозаписи судебного заседания, Постановление, со слов мирового судьи, должно было быть изготовлено «19» августа 2015 года.

Однако, постановление в окончательной форме не было вынесено в течение трех дней.

Согласно п. 2 ст. 29.11. КоАП РФ копия постановления по делу об административном правонарушении высылается лицам по почте заказным почтовым отправлением в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления.

Согласно почтовым идентификаторам № 61404687002738 и № 61404687002776, а также копии конверта, Постановление было направлено в адрес Кашпировского А.М. и его защитника — Янчук Н.И. только «01» сентября 2015 года.

Таким образом, мотивированное постановление не могло быть составлено ранее, чем «30» августа 2015 г.

Обращаем внимание суда также на тот факт, что согласно стате 29.11. КоАП РФ День изготовления постановления в полном объеме является днем его вынесения.

Однако, мировой судья судебного участка № 3 Дзержинского судебного района города Перми незаконно указывает как дату изготовления Постановления в полном объеме «17» августа 2015 года. Этот факт также подтверждается тем обстоятельством, что на высланной копии составленного якобы 17.08.2015 года Постановлении на дату 01.09.201 года стоит штамп «не вступило в законную силу», — соответственно постановление было изготовлено позже, нежели чем указано мировым судьей.

Данные обстоятельства подтверждают несоблюдение судом первой инстанции порядка привлечения Кашпировского А.М. к административной ответственности.


2. Судом первой инстанции допущено нарушение норм процессуального права, выразившегося в неправомерном отказе в передаче дела по месту жительства Кашпировского А.М.

В соответствие со ст. 47 Конституции РФ Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Cт. 29.5 КоАП РФ установлено, что По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица.

Согласно подпункту «з» пункта 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» Общая территориальная подсудность в соответствии с названной нормой может быть изменена по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о передаче этого дела для рассмотрения по месту жительства данного лица.

Разрешая ходатайтсво лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту его жительства, необходимо иметь в виду, что КоАП РФ не обязывает данное лицо указывать причины, по котороым оно просит об этом, и представлять доказательства, подтверждающие уважительность таких причин.

Согласно выводам Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в Постановлении N 51-АдО7-4, и включенным в Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2007 года (утв. постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 ноября 2007 г.) следует, что положения ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ устанавливают альтернативную подсудность рассмотрения дел об административных правонарушениях, предоставляя лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, право на рассмотрение дела судом по месту его жительства. 

По смыслу указанных норм, праву лица на рассмотрение дела по месту его жительства корреспондирует обязанность суда предоставить лицу, заявившему соответствующее ходатайство, такую возможность.

С учетом этого произвольный отказ в удовлетворении такого ходатайства не допускается.

Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности. (Т. 1, л.д. 40). 

Однако судом первой инстанции безосновательно было отказано в передаче дела по подсудности.

Так мировой судья судебного участка № 5 Дзержинского судебного района г. Перми Климова И.А., исполняющая обязанности мирового судьи судебного участка № 3 Дзержинского судебного района г. Перми, в обоснование отказа указывает следующие обстоятельства:

— извещение Кашпировского А.М. о дате и месте рассмотрения дела;

— отсутствие доказательств уважительности неявкив суд;

— присутствие большинства доказательств в г. Перми.

Положения подпункта «з» пункта 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержат исчерпывающий перечень оснований для отказа в передаче дела по подсудности, а именно:

- возражение потерпевшего, обладающего процессуальными правами, аналогичными правам лица, в отношении которого ведется производство по делу, привлечение которого к участию в деле является обязательным.

- недобросовестное пользование своими процессуальными правами лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В частности речь идет о последовательном заявлении ходатайств об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении по различным основаниям, а впоследствии — о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту жительства;

- возбуждение в отношении лица дела об административном правонарушении, санкция за совершение которого предусматривает назначение наказания в виде административного ареста или административного выдворения.

В определении об отказе в удовлетворении названного выше ходатайства должны быть приведены основания, которые препятствуют рассмотрению дела по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (абз. 5-10 пп. «з» п. 3 Постановления).

Таким образом, очевидно, что определение суда об отказе передачи дела по подсудности не содержит в себе законных на то оснований.

Что касается доводов суда, то, во-первых, защитником были приобщены доказательства о неуведомлении Кашпировского А.М. о дате и месте судебного заседания, об отсутствии Кашпировского А.М. в пределах Российской Федерации, было сообщено, что передача дела по подсудности способствует удовлетворению законного права Кашпировского А.М. на личное присутствие на заседании по делу; во-вторых, ссылка суда на присутствие доказательств в г. Перми несостоятельна, ввиду того, что все собранные по делу Территориальным органом Росздравнадзора по Пермскому краю документы были приобщены к материалам дела вместе с протоколом, в последствие Территориальным органом Росздравнадзора по Пермскому краю новые доказательства не представлялись, поэтому для рассмотрения дела было возможным направление материалов дела в суд по месту жительства Кашпировского А.М.

Следует отметить, что по факту суд первой инстанции отказал в передаче дела по подведомственности как следует из резолютивной части определения от 29.07.2015 г. (Т. 1, л.д. 41), таким образом нарушив нормы процессуального права, — не рассмотрев и не разрешив правильно ходатайство заявителя о подсудности.

 

3. Судом первой инстанции не установлено событие административного правонарушения.

В силу ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность; характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Как следует из материалов дела и объяснений заместителя руководителя Территориального органа Росздравнадзора по Пермскому краю Суминой Н.В. (протокол судебного заседания от 07.08.2015 г. — Т. 1, л.д. 84), — событие административного правонарушения не устанавливалось, сотрудники и лицо, составившее протокол № 27/15 от 25.06.2015 года, на встречах Кашпировского А.М. с гражданами не присутствовали, несмотря на то, что материалы из Прокуратуры Пермского края от 25.05.2015 г. № 7/2-38-2015 поступили 05.06.2015 г., а выступления Кашпировского А.М. в г. Пермь завершились 08.06.2015 г., не проводилась так называемая «контрольная закупка», — не приобретались билеты и не осуществлялся выезд на встречи Кашпировского А.М., не устанавливались методы, используемые Кашпировским А.М. для правильной квалификации правонарушения, не проводилась экспертиза или оценка его действий, не были опрошены свидетели, заявители и Кашпировский А.М.

В процессе допроса в качестве свидетеля Пономарева В.К. также не были добыты какие-либо новые доказательства, так как Пономарев В.К. никогда не посещал выступления Кашпировского А.М., пояснить суду где, когда и каким образом и было ли вообще совершено административное правонарушение не смог, заявление о применении Кашпировским А.М. гипноза основывал на субъективном мнении, специалистом в области медицины и психологии не является, сообщил суду, что считает методы Кашпировского А.М. психологическим воздействием, а не методами народной медицины.

Суд первой инстанции в постановлении указывает, что «вина Кашпировского А.М. в совершении административного правонарушения объективно подтверждается письменными материалами дела: протоколом об административном правонарушении № 27/15 от 25 июня 2015 года, письмом депутата Законодательного собрания Пермского Телепнева А.А., письмом Министерства здравоохранения Пермского края от 10 июня 2015 г. № СЭД-34-01-10-1926, объяснением представителя Кашпировского А.М. — Рудых С.В., распечатками с официального сайта Кашпировского А.М. (http://www.lcashpirovskiy.com).»

В свою очередь,

— в нарушение требований КоАП РФ, протокол № 27/15 об административном правонарушении от 25.06.2015 года, положенный в основу постановления суда, не содержит сведений о месте, времени и событии административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.2 КоАП РФ;

— письмо депутата Телепнева А.А. является запросом, а не сообщением о факте, — Телепнев А.А. не был допрошен ни Территориальным органом Росздравнадзора по г. Перми, ни судом, Телепнев А.А. не присутствовал на встречах Кашпировского А.М. с гражданами, депутат не является экспертом в области народной медицины, соответственно, его запрос не может свидетельствовать о совершении Кашпировским А.М. административного правонарушения;

— объяснения представителя Кашпировского А.М. — Рудых С.В. также не содержат сведения о событии административного правонарушения.

— Распечатки с сайта, якобы интервью Кашпировского А.М. на «Авторадио» не являются относимыми, допустимыми и законными доказательствами. Так судом, прежде всего, не обозревался сайт в сети Internet, не устанавливалось кто является администратором/владельцем доменного имени сайта, кто и каким образом размещает информация на сайте, не истребовались исходники ни видео, ни аудиозаписей, в протоколах судебного заседания отсутствуют сведения об обозревании, в частности, заслушивании и просмотре каких-либо записей, данные действия не отражены в протоколе в частности потому что, положенные в основу решения доказательства отсутствуют в материалах дела, — не приобщены надлежащим образом заверенные и записанные видео-и аудиофайлы, а также не содержится сведения о том где, когда и при каких обстоятельствах были сделаны записи, что необходимо при принятии такого рода доказательств.

Следует отметить, что в постановлении суд первой инстанции ссылается на информацию с сайта http://www.lcashpirovskiy.com, однако, данный сайт не имеет отношения к Кашпировскому А.М., более того, сайта с указанным доменным именем не существует вообще.

Что касается объявления о проведении выступлений Кашпировским А.М., то оно также не является относимым и допустимым доказательством. Данное объявление было опубликовано 29.04.2015 года, то есть за месяц до начала выступлений, поэтому не может свидетельствовать о совершении Кашпировским А.М. административного правонарушения. Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» КоАП РФ предусмотрена возможность привлечения к административной ответственности только за оконченное правонарушение. Административное правонарушение считается оконченным с момента, когда в результате действия (бездействия) правонарушителя имеются все предусмотренные законом признаки состава административного правонарушения.

При этом КоАП РФ не предусмотрено ответсвенности за публикацию объявлений, которые не образуют оконченного состава административного правонарушения.

Кроме того, судом первой инстанции искажен текст объявления, на которое идет ссылка. Так, в объявлении указано про «подходы к психологическому воздействию», а не про лечение методами народной медицины, однако, данный факт исключен из текста объявления в постановлении суда, что свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства о том, как именно проходили встречи Кашпировского А.М. с гражданами, применялись ли Кашпировским А.М. методы народной медицины, где, когда и при каких обстоятельствах было совершено административное правонарушение.

 

4. Судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значения для дела.

Статья 6.2 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за незаконное занятие народной медициной.

Следовательно, объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.2 КоАП РФ составляют действия, связанные с незаконным занятием народной медициной. В связи с этим, суд первой инстанции должен был установить событие административного правонарушения, имеющего данные о месте и времени, доказать факт занятия народной медициной Кашпировским А.М. и оказания таких услуг конкретным лицам (лицу), обращавшимся за предоставлением таких услуг.

Вместе с тем, материалы дела об административном правонарушении не содержат таких сведений, в протоколе № 27/15 от 25.06.2015 г. не отражено когда, где и кому Кашпировский А.М. оказывал услуги методами народной медицины, какими фактическими данными эти обстоятельства подтверждены.

Также материалы дела не содержат сведений о действиях Кашпировского А.М., а также соответствующая оценка данным действиям для определения относятся ли они к методам народной медицине или нет.

В соответствии со ст. 57 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан под народной медициной понимаются методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В материалах дела имеются заключения специалистов Комитета Государственной Думы по охране здоровья и Российской профессиональной медицинской ассоциации специалистов традиционной и народной медицины, согласно которым "Метод, используемый А.М. Кашпировским, разработал он сам, то есть метод является авторским и именуется "Активация памяти нормы..." Данный метод не является народным, так как не является утвердившимся в народном опыте. Также указывается, что в основе указанного метода лежит психологическое воздействие, что относит данный метод к области психологии, а не к народной медицине. Оказываемые А.М. Кашпировским услуги по группе ... «услуги в области физкультурно-оздаровительной деятельности». И эти услуги и эта деятельность являются оздоровительными, при этом они не относятся ни к народной медицине, ни к медицинской деятельности. Однако территориальный орган Росздравнадзора по Пермскому краю безосновательно (без учета экспертных мнений) квалифицирует психологическое воздействие как целительство. Комитет Государственной Думы по охране здоровья полагает, что квалификация деятельности А.М. Кашпировского как действий по оказанию услуг народной медицины не верна и ему не требуется получать разрешение, выдаваемое органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответсвие с частью 2 статьи 50 Федерального закона от 21.11.2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ответ с исх. № 3.4-24/485 от 16.07.2015 г. — Т. 1, л.д. 64), а также, что «деятельность Кашпировского А.М. не относятся к услугам по народной медицине, так как отнесение этой деятельности к народной медицине противоречит нормам федерального законодательства, регулирующего народную медицину (ст. 50 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»), также, что метод является авторским, «в основе метода лежит психологическое воздействие, что относит данный метод к области психологии», и что «получение разрешения Кашпировским А.М. на осуществление деятельности в области народной медицины не требуется», так как РАНМ подчеркивает, что «услуги Кашпировского А.М. не относятся к услугам народной медицины, а А.М. Кашпировский к народным целителям не относится. Его услуги относятся к услугам психологов.» (ответ с исх. № 21 от 14.07.2015 г. — Т. 1, л.д. 56).

Кроме того, причастность к народным медикам и целителям Кашпировского А.М. отрицается не только им самим, но и многочисленными учеными, в частности, специалисты подверждают и подчеркивают именно психологическое воздействие со стороны Кашпировского А.М., который, в свою очередь, является дипломированным врачом-психотерапевтом и доктором психологических наук.

Так, Президент Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, доктор медицинских наук, профессор Макаров В.В. сообщает, что «его авторский метод психологического воздействия с целями активизации механизмов саморегуляции человека», «деятельность Кашпировского А.М. имеет скорее оздоровительный, просветительский, а не медицинский, психотерапевтический характер»; Председатель Комитета по охране здоровья Калашников С.В. пишет, что Кашпировский А.М. успешно применяет «на практике уникальный способ психологической стимуляции самовосстановления человеческого организма»; Профессор кафедры Общей психологии и Истории психологии Московского Гуманитарного Университета, доктор медицинских наук В. Звоников говорит, что «Его современные выступления следует классифицировать как психотерапевтический театр А.Кашпировского или, если угодно, как психологическую беседу. Каждый из этих, да и многие другие приемы психологического воздействия, он имеет полное право использовать как врач-психотерапевт в своей работе. Исходя из вышеизложенного понятно, что А.М.Кашпировский никакого отношения к „народной медицине“ не имел и не имеет. Он является дипломированным врачом, психотерапевтом высшей категории, пытливым исследователем тайн человеческой психики, а его профессиональная деятельность может рассматриваться только в соответствующих разделах медицины и психологии.»; доктор медицинских наук, профессор, главный специалист МОЗ Украины по медицинской психологии и психотерапии Михайлов Б.В.: «Мне всегда непонятны иногда возникающие версии вокруг его имени о том, что он занимался или занимается целительством, биоэнергетическим воздействием, иными каким-то методами, относящимися к сфере компетенции народной нетрадиционной медицины. Никогда он этим не занимался, не претендовал на подобного рода занятие, мало того, во многом он всегда в профессиональном плане оспаривал компетентность и возможность вообще, так сказать, терапевтического воздействия с помощью методов, которые используются в народной нетрадиционной медицине.»; Академик Российской академии социальных наук Нутрихин В.: «Созданное Анатолием Кашпировским новое психологическое направление открывает человечеству глаза. Основной принцип его работы — создание „программирующих ситуаций“, при которых организм для восстановления своего прежнего, нормального статуса получает наибольший стимул.»

Обращаем внимание суда, что в августе 2015 года Кашпировскому А.М. было присвоено звание действительного члена Европейской Академии Естествознания и Международной Академии Естествознания (Эдинбург, Шотландия, Великобритания) по секции «Психологические науки». 

Следовательно, судом первой инстанции неправильно сделан вывод, что выступления Кашпировского А.М. заключаются в занятии народной медициной.

Таким образом, судом первой инстанции допущено нарушение норм процессуального права, неправильно применены нормы материального права, выводы не соответствуют материалам дела, обстоятельства, на основании которых было вынесено постановление, не доказаны относимыми и допустимыми доказательствами.

 

На основании вышеизложенного, руководствуясь нормами действующего законодательства, в частности, но не ограничиваясь, ст.ст. 24.5., 30.1.-30.8. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

ПРОШУ:

Отменить постановление об административном правонарушении от 17.08.2015 года по делу № 5-679/2015 в отношении Кашпировского Анатолия Михайловича по ст. 6.2. КоАП РФ, производство по делу № 5-679/2015 прекратить.

 

 

Представитель Кашпировского А.М. Янчук Н.И.

/копия доверенности 77 АБ 4042269 от 05.08.2014 г. имеется в материалах дела/