fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 17 июня 2010: 43398

Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу

За свои добрые дела я стал изгоем в этой демократической стране (не знаю только каким по счёту за всю её историю). В стране, в которой, помимо всего, забыта и моя благотворительность, колоссальная финансовая и другая вещественная помощь, оказанная мною в 90-х годах сотням людей и учреждений.

Забыто всё. И моя длительная материальная поддержка афганцев, и квартиры, которые я  дарил обездоленным людям в Молдавии и Узбекистане, мои неоднократные бесплатные выступления в зоне Чернобыля.

Забыты сотни тысяч шприцов, которые  привозил из-за рубежа в дар жертвам Чернобыля, автобусы, подаренные гематологической станции в Белоруссии.

Забыта моя помощь в Польше советским гражданам, попавшим в тяжёлые ситуации, оказанная  через организованный мною при посольстве благотворительный фонд.

Никто из руководства не знает и не желает знать о десятках чернобыльских детей, которых я за свой счёт возил и содержал в Польше для проведения лечения, равно как и об открытом мною при ООН  фонде специальной помощи советским детям для лечения в США.

Никого не интересуют факт моих пожертвований, которые я делал для детских домов, тюрем, домов для  престарелых, костёлов, монастырей, семьям погибших милиционеров, спортсменам-инвалидам и просто нуждающимся.

Не припомню я, чтобы кто-то из новоявленных олигархов, незаконно разбогатевших за счёт разных уловок, связей, а порой и криминальных действий, делал подобное и хоть кому-нибудь оказал небольшую помощь за счёт своего фантастического богатства. А ведь все они носят большие золотыми кресты на шее. Вот только христианской любви к обездоленным людям не имеют никакой.  Но не осуждает их церковь, а допускает в храмы грехи отмаливать.

Никто даже не знает о спасении мною несколько тысяч заложников в Будённовске, когда ценой своего рискованного пребывания  среди захвативших больницу чеченских боевиков и личного контакта с Басаевым, удалось предовратить очередную смертоносную атаку и перевести острую ситуацию в русло мирных переговоров.

Не сатанизм ли - это всё забыть и приговорить меня и моё дело на уничтожение?

Вместо благодарности и признания, я встречаю яростное сопротивление, направленное против осуществления моей профессиональной деятельности, связанной с телевидением и с большими аудиториями.

Нередко  встречаю отпор даже в тех случаях, когда речь идёт о проведении просветительных бесед,  которые многими озлобленными невеждами настойчиво трактуются, как «сеансы».  Скоро моё одно появление в общественном месте, в транспорте потребует документальных «разрешений», заверенных чиновничьими печатями. Неужели формирование такого отношения к профессиональной и чрезвычайно полезной для общества деятельности можно назвать одной из столь долгожданных в России реформ?

Отсутствие меня на телевидении - это ни на секунду в течение 20-и  лет непрекращающаяся  страшная мясорубка.  Ибо каждое мгновение  кому-то в стране ампутируют ногу, матку, грудь, часть кишечника или желудок. Этого могло бы не быть, если бы шли мои передачи. В моём архиве имеются тысячи примеров, когда люди избежали подобных операций после моих телепередач.  Лишение народа бескровного и эффективного способа спасения от операций и умирания  и  есть самый настоящий сатанизм.

Во имя спасения людей я нуждаюсь в создании необходимых условий для научных исследований (поиска внутренних лекарств) и для всей остальной практической и теоретической  работы. Иначе не успею её завершить.

Если официальные и духовные правители хоть немного заинтересованы в выживании нашего народа, а не в полном его физическом и духовном истреблении, они должны услышать этот мой «глас вопиющего в пустыне» и предоставить мне минимальные условия для жизни,  работы и беспрепятственного общения с народом, который этого ждёт уже 21 год. .

Я протестую против нарушения моих прав человека, криминального преследования меня  журналистами, науськанными научными слепцами и «конкурентами».

На сегодняшний день однако остановить этот произвол в России, где от судов невозможно добиться беспристрастного и справедливого рассмотрения дел, абсолютно невозможно.

Не так давно я убедился в этом, проиграв в суде дело против наглого клеветника и злопыхателя журналиста Белицкого, который в своих заказных статьях и фильмах преследует меня с 1988 года.

Московский городской суд  мою кассационную жалобу по поводу клеветнического фильма Белецкого «Гипноз поневоле» рассматривал всего лишь... несколько минут.

Чем не 30-ые годы с их знаменитыми «тройками?! Заинтересованность судьи повернуть дело против меня резко бросилась в глаза всем присутствующим.

Я  протестую и против незаконного третирования меня церковью, по-видимому, «зазомбированной» и «засатанированной» этими же журналистами до полной дезориентации, коль не сумела самостоятельно разобраться, где добро, а где зло.

Дорожа своим делом, я защищаю его. Оно является достоянием всего человечества. Рано или поздно это поймут те священнослужители, которые своими ложными оценками и мнениями бросают тень на столь исключительно важное открытие в сфере человека, тормозят дальнейший процесс изучения нового направления, лишают его моральной и материальной поддержки.

Давно известно, что достижение какой-либо истины всегда приводит к  разрушению старых, отживших догм и неизменно вызывает  отрицательные реакции и злобу. Не зря древнее латинское  изречение гласит :  veritas odium parit -  истина рождает ненависть. С учётом такой закономерности со снисходительным пониманием отношусь к  любому мнению со стороны кого-бы то ни было, зная истинную цену своему делу.

В то же время не  могу не протестовать против  заведомо ложной характеристики  моей деятельности, в частности, цикла телепередач-89, которые  принесли излечение более, чем 10 млн. человек, страдавших неизлечимыми  заболеваниями. Свидетельством этому являются миллионы писем из десятков стран мира, научные исследования у нас в стране и за рубежом, мнения крупных учёных,  врачей-практиков,  психологов, высказанные на международных симпозиумах.

Не видеть этого явного добра, отворачиваться от него, уменьшать и не признавать  - это значит  совершать явное зло, быть в высшей степени несправедливым.  Эти проявления - и есть самый откровенный сатанизм.

Я протестую против несправедливого приговора, вынесенного мне кучкой некомпетентных критиков и недоброжелателей, до сих пор пытающихся через средства массовой информации меня и мою работу окарикатурить и навязать обществу своё пристрастное, сатанинское мнение. 

К сожалению,  немало легковерных людей поддались их настойчивой, многолетней агитации и стали смотреть на меня их глазами. В том числе, и уважаемая мною церковь.

Приступая к передачам, я делал ставку на разумность людей,  на их способность иметь собственное мнение о том, что они видели своими глазами. На их трезвое мнение как о телеоперациях, так и о самих телепередачах, которые в 1989г заняли по популярности первое место в стране. А сам я был в то время признан самым популярным человеком в стране, оставив на втором месте бывшего президента Ельцина.

Я не предполагал, что люди способны так легко изменить своё мнение после прочтения какой-нибудь отрицательной  заказной статьи.

Но я ошибся в этом. Будучи уверенным в ясности ума людей, я не предпринимал никаких попыток борьбы с газетами и всеми теми, кто покушался на моё дело. Мне всегда казалось унизительным бороться с этими нападающими, «не ведающими, что они творят». Да и не хватало на это ни времени, ни сил.

Такая моя позиция «непротивления злу» привела к тому, что на протяжении многих лет  злобствующие журналисты, обнаглев от безнаказанности, сделали своё пагубное дело,  уменьшив или сведя на нет в глазах очень многих людей значимость моего открытия, практически загубив возможность его дальнейшего развития, а меня смешав в одну кучу с тысячами  шарлатанов, которых невольно породила моя работа, создав им благоприятную почву моим сильнейшим настроем населения на психологическое лечение.

Мой недочёт был ещё и в том,  что по скромности я запланировал всего лишь 6 телевизионных передач. Между тем, мне никто ничего не запрещал и не мешал провести хоть 30 передач.  Но я, повторяю, идя на поводу у своей скромности, помешал себе сам, чем ограничил свою возможность публично на всю страну достаточно широко высказаться по поводу своих открытий и достижений и развеять заблуждения на сей счёт.

Вот некоторые священники, не разобравшись,  и путают мою работу с шарлатанами - колдунами, народными целителями и так называемыми экстрасенсами.

Но при всём этом уверенно знаю,  что история эти ошибки исправит.