fb ok ok instagram twitter youtube

Просмотров с 17 июня 2010: 43255

Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу

Ваше святейшество!

Слово «воскрешение» применительно к моему делу отнюдь не означает  «воскрешение» из мёртвых. Потому что в моей философии под этим словом подразумевается «воскрешение» живых. Например, исчезновение инфарктного рубца на сердце в результате моего воздействия, является актом воссоздания, а, следовательно, воскрешения сердца. Анатомически оно вновь становится таким, каким было до инфаркта.  Таким образом, умирающая или практически умершая часть тела снова становится живой и нормальной. «Воскреснув» одной своей частью, организм «воскрешается» и весь в целом, лишаясь причины, могущей привести к гибели. Я позволил себе этим парадоксальным выражением опоэтизировать  уникальный процесс воссоздания здорового организма, в результате избавления от смертельных болезней, - ибо такая возможность восстановления заложена в него, как говорят священники, свыше.

Продолжая, подчеркну, что для достижения успеха  в борьбе с телесными болезнями, от которых умирают,  нужно уметь создавать программирующую ситуацию, а для этого уметь правильно дирижировать окружающими факторами и условиями, в которых находится человек (а это искусство абсолютно не врачебное).

В иных случаях - умело их усилить. И даже в неблагоприятной среде , тонко и гармонично вписать туда себя самого, как уверенную, а этим тоже программирующую и непререкаемую в своём деле личность, понимающую сущность «воздействия» и умеющую внедрять это воздействие на высшем профессиональном уровне.

Познав и осуществив это, я лишь исполнил закон. Закон, придуманный не мною, так как законы придумать или создать нельзя. Это законы создают всё. Ибо сначала были они. Исходя из этого, полностью согласен,  что «сначала было слово». Однако воспринимаю эту фразу  не буквально, а с пониманием заложенного в ней глубокого смысла, соглашаясь с тем, что сначала было «слово», но имея в виду его тождественность с такими понятиями, как идея, закон, суть вещей, истина, бог. Все эти понятия по смыслу следует рассматривать, как равнозначные, практически обозначающие одно и то же.

Именно на использовании законов, на умении их сплетать и этим превращать в неодолимую силу и основана моя философия и её практическое применение.

Поэтому я давно расстался с беспомощным гипнозом, который в какой-то мере способствует излечению  безобидных, функциональных расстройств, и применил в сотни, в тысячи раз более мощное  оружие, способное влиять на материальную сущность человека, на его ткань - всё созидающие и разрушающие законы, или, следуя религиозной терминологии, силу бога. 

Не соверши я этого, не было бы  открытий, которые в конце 20 века были мною преподнесены человечеству, как подарок. Подарок, который люди в массе своей и-за дремучего невежества о природе человека и вследствие страшной антипропаганды не увидели и не оценили, так и оставшись слепыми.

Не соверши я этого, никто не знал бы, что можно заставить потемнеть седые волосы (впервые в истории), избавить человека от инфарктных рубцов на сердце (впервые в истории), что можно воскресить его сосуды, суставы, вызвать процесс избавления от сахарного диабета, псориаза, эмфиземы лёгких, пневмосклероза,  от ряда опухолей - аденомы простаты,  миомы, мастопатии, полипов.  А иногда даже и от  злокачественных образований и всё это впервые в истории.

Грандиозность этого открытия становится особенно наглядной, если учесть колоссальное количество документально зафиксированных случаев избавления от этих и многих других, страшных, никогда раньше не излечивавшихся и смертельных болезней во время моих выступлений.

Подчёркиваю, что при всём таком небывалом реагировании человеческого организма на психологическое водействие, моя работа не была лечением, гипнотизированием, «сеансами», а явилась совершенно новым учением, новой философией, цену которой можно определить только одним  - количеством спасённых.

Основа данного направления есть не лечение в общепринятом смысле этого слова, а прикосновение к сути. В отличие от физического прикосновения в медицине, оно достойно называться возвышенно и по-другому.  Это есть настоящее воскрешение, ибо оно не оставляет следов – ни болезни, ни лечения.