fb ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 67504

передача 3

5 ноября 1989 года.

  «Человек склонен гениально исцеляться,
но для этого его нужно гениально исцелять
».
                                                                                 А. Кашпировский


Звучит уже знакомая всем мелодия. На экране телезрители видят падающий водопад. Действие его замедлено. Широко, свободно, раскрепощенно падает вода, создавая настроение покоя, умиротворенности, ощущение остановленного мгновения. Сквозь туман видится озеро, горы, небо…

В концертной студии Останкино сегодня снова встреча Анатолия Михайловича Кашпировского со слушателями, зрителями, пациентами и просто людьми, очарованными необычностью личности этого человека. Он произносит свою первую фразу:

— Я только что приехал из Ташкента и по привычке мне хочется сказать вам: «Салам алейкум».

Мы будем еще говорить об интересных экспериментах и уникальных сеансах исцеления, которые прошли в Узбекистане, о творческих встречах, отличающихся своей спецификой.

А сейчас мы начнем встречу так, как мы ее обычно начинаем.

Я считаю, что ваше знакомство с той информацией, которая приходит в ответ на наши сеансы, имеет большое значение, потому что это не только определение обратной связи. Ведь когда мы читаем эти телеграммы, на конкретных примерах мы даем понять, какие болезни могут проходить, какие возможны реакции вследствие телевизионного лечения. По ходу нашей встречи я буду отвечать на вопросы, которые вы будете задавать.

Наша встреча сегодня — необычная. Я здесь вижумного известных людей, знаменитых актеров, певцов и композиторов.

(В зале действительно присутствует большое количество людей, с очень известными всем именами, это Евгений Матвеев — народный артист СССР, Владимир Винокур, Иосиф Кобзон, Николай Сличенко, композитор Шаинский, диктор — Светлана Моргунова и многие другие известные всем лица…)

— Для того чтобы всем было понятно, почему они здесь, — то ли в качестве любопытствующих, то ли в качестве наших пациентов, — мне бы хотелось спросить их, почему они здесь присутствуют. Я вот вижу перед собой Владимира Винокура…

(Обращается к нему):
— Неужели Вы стали моим пациентом? Или Вы здесь из любопытства? У Вас есть микрофон?

( Встает сидящий в первом ряду известный актер - пародист Владимир Винокур и что-то говорит, но его не слышно.)

У вас нет микрофона?

Владимир Винокур берет в руки микрофон:
— Анатолий Михайлович, Вы извините, что я к Вам спиной, потому что я к зрителям привык — лицом. Ничего?

Поворачивается лицом к залу, объясняет шутливо:
— Кроме того, я его очень боюсь... Ну, честно говоря, я здесь по какой причине? Мне Хазанов рассказал, что он с Вами общался, и говорит: «Володя, знаешь, мы занимаемся бесполезным делом. У него все так хохочут на сеансе! Мы много лет стараемся, проходят десятилетия. А он это делает за секунду». Поэтому я здесь, я хотел школу пройти, понимаете? Не надо так смотреть, потому что я боюсь… Я сяду, посижу.

А. М. Кашпировский улыбается, с интересом слушает Винокура. Когда тот заканчивает свою речь под добродушный смех зала, переводит свой взор на другого, весьма известного в нашей стране человека и артиста:
— Имеется очень много сообщений интересных. Я здесь вижу Иосифа Давыдовича Кобзона… Думаю, не совсем удобно мне читать все, что здесь есть. Масса телеграмм… Естественно, многие из них требуют комментариев чисто медицинских. Но много таких, которые мне не совсем удобно было бы и читать. Зная о том, что в одной из центральных газет была статья Иосифа Давыдовича об Узбекистане, откуда я только недавно приехал, хотелось бы ему передать письма для достоверности прочтения. Пожалуйста, Иосиф Давыдович!

Иосиф Кобзон берет микрофон, пачку писем и приступает к чтению:
— «Глубокоуважаемый Анатолий Михайлович, я — профессор словесности, заведующий кафедрой Ташкентского университета. Мне 57 лет. Недавно перенес острый инфаркт, страдаю сахарным диабетом. То, что Вы делаете, нашему стереотипу ума непостижимо, это потрясающе! Я отмечу несколько моментов: перед первым сеансом, переданным по ЦТ, вдруг замолк наш телевизор… Мы смотрели немое изображение. На следующий день был повтор сеанса. Мы опять смотрели Вас без звука. Через час пришла медсестра делать укол. Я начал говорить о Вас, как о чудо-человеке. Между тем, она сделала свое дело. Укол кокарбоксилаза — очень болезненный укол.

(А.Кашпировский: я это тоже знаю)

Я начал было напрягаться, но на сей раз, инъекция прошла безболезненно. После процедуры я начал было признаваться сестричке, что у нее удивительно легкая рука и поцеловал ей руку. Она вдруг громко засмеялась и напомнила мне мои же слова: «Это дело рук Кашпировского».

Второй момент:18 октября супруга заметила, что на затылке у меня седых волос заметно поубавилось, к тому же, они будтобы почернели. Я воспринял это как шутку и приятный комплимент, однако, прибыв в ташкентский аэропорт, мы признали и такое свойство Вашего телевоздействия.

Меня чрезвычайно интересуют помимо лечебных качеств чисто философские и нравственные стороны Ваших внушений, механизм и восприятие психологии состояния человека.

Я удивляюсь, — и Вы бы не в меньшей степени удивились, — как точно, не называя и, возможно, не зная источников, Вы проповедовали мудрейшие высказывания Корана, моих предков, религиозных деятелей, софистов, наших гениальных мыслителей: Алишера Навои, Джалаледдина Руми, Абдуррахмана Джами и многих других. У нас, я думаю, есть предмет для разговора. Мы должны бороться против скептиков, бездуховных людей, спекулянтов, сеющих кривотолки на страницах печати. Мы, узбеки, будем стоять горой за Вас. Искренне. Гайбулла Салямов».

И. Кобзон продолжает:
Вот здесь письмо из Волгоградской и Саратовской епархии от Нестерова Дмитрия Дмитриевича — отца Димитрия, священника:

«Дорогой Анатолий Михайлович. Я бы назвал Вас посланцем дьявола…

«Могу продолжать читать»? —Кобзон смотрит на Кашпировского, тот кивает головой в знак согласия.

— Я бы назвал Вас посланцем дьявола, если бы не знал Вас 16 лет, так Вас называют некоторые коллеги мои. Помогает ли мне лечение? Наверное. Хотя бы потому, что на мир смотрю после Ваших сеансов оптимистичнее. После Ваших сеансов хочется жить и творить добро. Спасибо. С уважением, отец Димитрий Нестеров. Молюсь за Вас».

— Ну, и мы вместе с ним, — добавляет Иосиф Кобзон, завершая чтение.

(Иосиф Кобзон передает прочитанные письма А.М.Кашпировскому и возвращается на свое место в первом ряду зала).