fb ok instagram twitter youtube

признание

Просмотров с 15 октября 2017: 2894

Об истоках появления на экранах А. Чумака

Из «Вступления к передачам-1989» (4-ая часть)

Задолго до осуществления телемоста Киев-Тбилиси мне не раз приходилось общаться с академиком Н.П. Бехтеревой, работать в Институте мозга, возглавляемого ею. Зная, что я снова намерен провести телеоперации, она настоятельно убеждала меня не делать этого, будучи категорически против.

В своём неприятии моего намерения Наталья Петровна была не одинока. К сожалению, и другие учёные, с кем приходилось говорить на эту тему, не понимали, что для будущего телевизионного лечения крайне необходимо было создать мощный и непоколебимый настрой миллионов людей на реальность сильного воздействия на организм человека посредством телевидения. Поэтому мне требовались очень яркие доводы. Ничто не отвечало этой цели лучше, чем дистанционное обезболивание хирургических операций. Я хорошо помнил слова Н.Некрасова: «дело прочно, когда под ним струится кровь».

Откровенно говоря, судьба телемоста не зависела от позиции Н.П. Бехтеревой. Операции я бы провёл в любом случае. И всё же, мне в равной степени хотелось, как её понимания, так и «благословения». В конце концов, пожурив меня, она сдалась, сказав, что ещё один телемост она мне «разрешает».

«Но чтобы это было в последний раз», — сказала Наталья Петровна, предупредив «ни в коем случае не проводить операций на брюшной полости», подчёркнув, что брюшная полость является самой шокогенной в организме. Поэтому, если я пойду на такую операцию, «пациента будет ожидать шок».

Я прекрасно понимал опасения Н.П. Бехтеревой и с благодарностью отнёсся к её предостережению. Как и любому врачу, мне было очень хорошо известно, что вмешательство в брюшную полость может повлечь за собой шок и смертельный исход.

Но, при всём моём глубоком уважении к Н.П. Бехтеревой, я не мог согласиться с её советом такие операции не проводить, так как относительность знаний о человеке никому не давала возможности иметь в достаточной степени информацию о том колоссальном размахе реакций организма, которые могут возникать в ответ на правильное психологическое воздействие.

К тому же, ни у кого, в том числе и у Натальи Петровны, не имелось даже приблизительного представления о моём невероятном опыте, которым я располагал, чтобы это «правильное воздействие» осуществить.

Моя философская система, рождённая этим опытом, имела в своей основе главное — оперирование не привычными классическими приёмами психотерапии, а открытыми мною законами, способными обеспечивать возбуждение необходимого реагирования.

К сожалению, бесед на эту тему у нас с Натальей Петровной практически не было.
Поэтому, несмотря на всю обоснованность и серьёзность её предупреждения, я был абсолютно убеждён, что нет такого места в организме, которое нельзя было бы обезболить без помощи медикаментов. С другой стороны, я твёрдо знал, что смогу это совершить.

Телемост «Киев-Тбилиси» с дистанционным обезболиванием двух полостных операций состоялся ровно через год после телемоста «Москва-Киев» — 2 марта 1989 года, — и прошёл успешно. И снова в процессе его проведения гипноз не применялся. Подробно об этих операциях будет рассказано (с приложением видео) в других разделах сайта. Но всё же отмечу здесь, что разрезы брюшной полости у пациенток были: у одной — 25, и у второй — 40 сантиметров.

Новый телемост стал ещё большей сенсацией, чем первый, и открыл мне дорогу на Центральное телевидение.

Здесь я вынужден коснуться очень важного обстоятельства, связанного с проведением цикла Всесоюзных телевизионных лечебных передач в 1989 году, и вернуться к началу всей этой телевизионной эпопеи.

Проведённый в 1988 году телемост Москва-Киев очень сблизил нас с В.Белозёровым и дал большую надежду на осуществление моей мечты — внедрить в практику лечение людей по телевидению.

Вместе с В.Белозёровым, а позже — и с присоединившимся к нам В.Соловьёвым (ведущим программы «Это вы можете»), ещё задолго до телемоста Киев-Тбилиси и цикла телевизионных лечебных сеансов для детей Украины, мы строили планы будущих телепередач. Но осуществить их вместе с В.Белозёровым и В.Соловьёвым нам было не суждено.

Из-за медленного темпа их организации и других важных причин, наши пути в 1989 году разошлись.

В ответ на развал нашего сотрудничества В. Белозёров и В.Соловьёв совершили действие, которое впоследствии, как злой рок, нависло надо мной.

А, главное, — над моим делом . (Несмотря ни на что, я до сих пор глубоко уважаю и чту память о В.Белозёрове, который стоял рядом со мной у истоков рождения будущей телевизионной терапии).

Неожиданному поступку моих бывших партнёров, прежде всего, невольно поспособствовал я сам. Ещё задолго до передач-88 на Украине, мне часто приходилось успокаивать то одного, то другого из них, убеждая в будущем колоссальном успехе планируемого телевизионного лечения. Причиной этого успеха, — объяснял я В.Белозёрову и В.Соловьёву, — является обезболивание операции по телемосту Москва-Киев, ставшей мировой сенсацией.

Настрой людей на особую силу психологического лечения по телевидению, благодаря этой операции, стал настолько огромным, что зрители, — заверял я своих партнеров, — будут реагировать не только на меня, но и на кого угодно, кому предоставят эфир с целью лечения. И даже на неодушевлённые предметы, если с экрана заявить, что они влияют положительно.

Осознав, что оказались в стороне от очень перспективного дела, они, затаив обиду, в 1989 году выпустили на телевизионный экран своего коллегу — журналиста А.Чумака. Проявленная ими оперативность на фоне прежней медлительности, была для меня очень неожиданной. Но, с другой стороны, она красноречиво свидетельствовала об их абсолютной уверенности в том, что все мои заверения и уроки на 100 процентов оправдают себя на практике.

К тому же, эту уверенность очень сильно подогревал успешно проведённый мною в этот период времени цикл из пяти лечебных передач на Украине. А, особенно, — новый телемост Киев-Тбилиси с обезболиванием двух тяжёлых полостных операций.

Созданный для А.Чумака сценарий был чрезвычайно прост.

Как я подчёркивал выше, в связи с вызванным моими телеоперациями фантастическим настроем населения на психологическое лечение, с таким же успехом вместо Чумака можно было показывать и обыкновенный манекен.
Поэтому роль его, согласно этому сценарию, заключалась в полном молчании.

Впрочем, для этого было основание — ему, журналисту, не имеющему профессионального психотерапевтического опыта, нечего было сказать об этой сложной теме. Не подкрепленный никакими личными достижениями, слабый и вовсе не впечатляющий экранный образ А.Чумака требовал для своего усиления чего-то ещё другого. Поэтому к «лечебному» молчанию в сценарий были добавлены еще и пассы руками, якобы выделяющие «энергию».

Беззастенчиво используя c таким трудом и риском созданный мною настрой и доверие миллионов людей, А.Чумак заявил, что может дистанционно через экран телевизора «заряжать» воду, кремы и другие предметы. Уверенность в том, что это сумасбродное заявление будет восприниматься как правдивое и честное, лишний раз говорила о высокой оценке В.Белозеровым и В.Соловьевым (теперь уже партнёров Чумака) потрясающего эффекта доверия, вызванного моими предшествующими достижениями.

Чудовищный обман А.Чумака могли не разглядеть разве что только слепые. Или же очень глупые и ограниченные люди. Именно такими недалёкими и глупыми считал всех зрителей новоиспеченный «экстрасенс» журналист А.Чумак.

Продолжает считать так и дальше, ловко эксплуатируя свою случайную популярность, возникшую у него на волне моего успеха. Только теперь он уже не «заряжает» воду и кремы, а продает свою «заряженную» книгу, «заряжая» дилетантским пустословием головы доверчивых читателей...

Появление на экране А.Чумака с его «зарядками» воды и кремов несуществующей «энергией» нанесло тяжелый удар моей выстраданной идее телевизионного лечения и изуродовало её в глазах миллионов до полного основания.

Не замечая никакой разницы между мною (врачом-психотерапевтом, многоопытным практиком) и «экстрасенсом» А.Чумаком (не способным совершить ни одного реального и результативного действия), огромное количество телезрителей воспринимали нас как одно и то же.

Такое же мнение возникло и у некоторых недалёких учёных. Проявив удивительную умственную слепоту, они стали считать нас с Чумаком «сиамскими близнецами», ориентируясь не на мастерство, не на практические результаты и опыт каждого из нас, а лишь на фактор одновременного пребывания на экране.

Не удивительно, что из-за такого крайне извращенного представления о моей теории и практике дело дошло до того, что вскоре и меня во всех статьях и телепередачах тоже стали называть «экстрасенсом», не думая о том, что этим нелепым, антинаучным термином, абсолютно не соответствующим моему статусу врача и ученого, наносят мне страшное оскорбление. А Чумака по причине такого же заблуждения, наоборот, — всё чаще и чаще — «психотерапевтом».

К огромному сожалению, абсурдные заявления «экстрасенса» А.Чумака о наличии у него «биоэнергии », способной дистанционно «заряжать» предметы и действовать на человека через молчание, «записанное» на плёнку, тысячи людей воспринимали без всякой критики.

Те же, кто проявлял здравый смысл и не верил авантюрным заявлениям, не задумываясь о разнице между нами, одновременно бросали камень и в мой «огород», считая меня точно таким же, как и он.

Меньше всего мне бы хотелось говорить об этом человеке, который по иронии судьбы, главным образом благодаря мне, нечаянно попал на экран. Вместо благодарности, он для своего самоутверждения постоянно не только пытается опорочить мою работу, давая ей оскорбительные и дилетантские оценки, но и заявляет о своём первенстве в «изобретении» телевизионного лечения, без всякого стыда присваивая себе эту мою, выпестованную десятилетиями профессиональной деятельности, идею.

Защищая своё дело, которому я отдал всю свою жизнь, я вынужден высветить эту нелицеприятную правду, чтобы никто и никогда больше не отождествлял меня с «экстрасенсом» А.Чумаком, — единственной способностью которого являются не мифические «биоэнергетические способности», а склонность к самой безответственной лжи.

Шарлатанская деятельность А.Чумака, как впоследствии и деятельность тысяч таких же, как и он «экстрасенсов», «целителей», «шаманов», «колдунов», «ясновидцев», «контактёров с Космосом», внесла большую лепту в оглупление миллионов людей и формирование у них мистического мировоззрения.

А. Кашпировский
15 октября 2017