fb ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 13 октября 2016: 5098

Услышать голос совести

Просматривая на днях в Москве свои архивы, нашёл важную статью, опубликованную 29 апреля 1990 года в «Медицинской газете» под названием «Услышать голос совести».

Как жаль, что она прошла как-то мимо моего внимания незамеченной. Разве можно было тогда в страшном водовороте моей жизни проследить за тем огромным, обрушившимся на меня шквалом публикаций, писем, событий и всяких других дел...

Статья подписана главным психиатром Москвы, доктором медицинских наук В. Тихоненко в ответ на публикуемую в разных источниках беспрецедентную ложь профессора В. Лебедева о якобы страшных последствиях Всесоюзных телепередач «Сеансы здоровья врача-психотерапевта А.М. Кашпировского».

Ошеломляющий успех этих передач, шокирующие кадры психологического обезболивания через телеэфир трёх хирургических операций, переполненные зрителями дворцы Москвы и других городов СССР, толпы желающих попасть на встречи со мной, бесконечный поток сообщений о невероятных случаях излечений, многочисленные интервью отечественным и зарубежным средствам массовой информации, моя фантастическая популярность — всего этого завистники простить не могли.

Давно известно, что люди склонны осуждать и уменьшать других не за их глупость, неудачливость, бездарность, безвестность, а за ум, успехи, талант, славу. И чем больше ум человека, блистательнее его успехи, ярче талант и громче слава, тем более яростное осуждение ожидает его со стороны глупых, бездарных, серых и завистливых людей.

Не в силах противопоставить из своей практики хоть что-нибудь мало-мальски подобное моей, они прибегли к старому, испытанному в веках способу — организованно и последовательно прибегли к травле. Атака на меня началась с отдельных оскорбительных статей.

А после 16 декабря 1989 года, когда я провёл свою последнюю, шестую передачу, лишив себя возможности мощной защиты своего дела через экран, на меня обрушился целый шквал наветов и ложных обвинений. Хорошо зная, что люди доверяют печатному слову, неугомонные преследователи не гнушались ни ложью и извращением фактов, ни откровенной клеветой, которую иначе, как преступной, квалифицировать нельзя.

Особенно активно против телевизионной терапии выступал психолог В. Лебедев. Уповая на звание профессора психологии, он был уверен, что этот титул будет способствовать доверию миллионов людей его заявлениям о якобы «проведённых» им «исследованиях последствий» моих передач. Как психолог, он хорошо знал, что людям свойственно больше верить плохому о людях, нежели хорошему.

Ослеплённый жаждой любой ценой уничтожить моё дело, он стал публиковать ложную информацию о никогда не проводимых им исследованиях, в которых расписывал сочинённые его больной фантазией ужасы о якобы увеличившихся после моих выступлений тяжёлых осложнений в здоровье людей, особенно у детей...

Впоследствии все эти «исследования» В. Лебедева были не один раз тщательно перепроверены и оказались сплошной мистификацией.

Так, например, в своей книге «Феномен Кашпировского» писатель Стив Шенкман сообщает о результатах проведённого им тщательного журналистского расследования, полностью изобличив все бредни «исследователя» В. Лебедева и ему подобных сообщников.

Несколько выдержек из исследований С. Шенкмана:

«... если судить по некоторым выступлениям в печати, страну прямо-таки захлестнул поток бедствий, порождённых телесеансами.

Вот, к примеру, выступление доктора наук В. Лебедева в «Советской культуре» (28 ноября 1989 года):

«Мы взяли под контроль 35-ю подстанцию „скорой помощи“, обслуживающую 6540 тысяч москвичей... Во время сеанса и два часа после него вызовов не было. Была тишь.

И вдруг вместо обычного спада в вызовах , который бывает вечером, резко возросло число больных, обратившихся к „скорой помощи“ в тяжёлом состоянии — отёк лёгких, нарушение ритма сердца, гипертонические кризы. Смертность в первые сутки после сеанса Кашпировского увеличилась в три раза».

Эти данные слишком серьёзны, чтобы равнодушно пройти мимо них. Я обратился за уточнением сведений в московскую службу «скорой помощи».

Официальная справка по 35-й подстанции:

«7 октября было 266 вызовов, 8 октября −268, 9 октября −250, 10 октября — 217». Резкого увеличения вызовов что-то незаметно, скорее наоборот. А как со смертностью?

«7 октября — 7 констатаций смерти, 8 октября −10, 9 октября (первые сутки после сеанса) — 5 смертных случаев. Эта цифра не превышает средних за месяц.»

Это же каким безнаказанным себя надо ощущать, чтобы, не беспокоясь о юридических последствиях потрясающей по своей наглости клеветы, вот так просто, без всякого понятия о совести, стыде, нравственности, не беспокоясь какая будет реакция людей, принявших эту информацию за правдивую, публично (тиражом в несколько миллионов газетных экземпляров) обвинить своего коллегу в способствовании гибели людей.

Стив Шенкман, «феномен Кашпировского»,
изд-во Агенства «Яхтсмен», М., 1992 год, стр.65

Вся дутая информация В. Лебедева и его сподвижников имела цель вызвать ятрогению населения (ятрогения — это болезнь, внушённая врачом). Ведь люди склонны к психологической «заражаемости». Дурной пример заразителен — гласит пословица. Вот на что уповал В. Лебедев и его группа, обвиняя меня в результатах созданной ими же ятрогении. Помещая ложные публикации о случаях «ухудшения» во время моих телепередач, они с каждой новой публикацией эту ятрогению все больше усиливали. В результате в мой адрес стали сыпаться обвинения во всём, что случалось с людьми ... и даже вокруг них.

Моя тактика «не обращать внимание» основывалась на фантастических результатах очных и телевизионных выступлений, на многочисленных убедительных фактах, на непоколебимой уверенности в том, что никакими клеветническими заявлениями невозможно опрокинуть то, что люди видели своими глазами и в чём убедились на самих себе.

Но в этом я очень ошибся. «Возвышайте кого-угодно — и возвысите, уменьшайте — и уменьшите». Мой собственный афоризм, к сожалению, не научил меня учитывать его предостерегающий смысл в жизненных ситуациях. Фабрика клеветы, развёрнутая В. Лебедевым, трудилась без выходных и, не встретив с моей стороны никакого сопротивления, легко как танк, переехала через моё достойное и гордое «не обращать внимание».

На сегодняшний день многие посетители моего сайта в своей слепоте на опасность инфантильной тактики «быть выше» и «не обращать внимание» в ответ на разгул безграмотных, оскорбительных и клеветнических выпадов прессы, призывают снова стать на те же грабли. Хорошие советы, ничего не скажешь... . То же самое мне говорили и в те годы.

В результате этого «не обращения внимания» широко публикуемая ложь абсолютно ничем не примечательного серенького учёного В. Лебедева принесла свои пагубные плоды, беспрепятственно впитавшись не только в умы миллионов людей, но даже, как мне кажется, в их поры. Как же я помог злоумышленникам своим беспечным «не обращать внимания»...

Примером некритического восприятия лжи В. Лебедева и покорного согласия с ней в разных слоях общества служат слова Стива Шенкмана, приводимые в его книге «Феномен Кашпировского».

«.... эта книга была заказана мне издательством Агентства печати „Новости“ как раз в период бума. Руководство издательства , чутко реагировавшее на социальные настроения, не смогло пройти мимо столь популярной личности. Но когда пришло время выпускать книгу в свет, сработала конъюнктура со знаком минус. Официозное издательство не решилось пойти против „общественного мнения“. Договор был беспардонно расторгнут, несмотря на некоторое сопротивление редактора и автора. Книга о Кашпировском нашла своего читателя с опозданием почти на два года».

Стив Шенкман. «Феномен Кашпировского»

О надуманности всех этих историй с якобы возникшими отрицательными последствиями свидетельствует то, что ни в одной стране мира не было зарегистрировано каких-либо отклонений в здоровье или поведении у людей, посетивших мои встречи. В том числе и в Польше, где на протяжении трёх лет я еженедельно выступал по второму каналу Польского телевидения, а для многотысячных непосредственных встреч с людьми мне гостеприимно открывали двери все костёлы Польши.

Возвращаясь к началу статьи, хочу поблагодарить уважаемого Владимира Алексеевича Тихоненко, бывшего главного психиатра Москвы, за его глубокое понимание моего дела и поддержку. Это был мужественный поступок порядочного человека и настоящего учёного.

Тихоненко В.А., главный психиатр Москвы

Я никогда не смешивал и не смешиваю Кашпировского с Чумаком и другими целителями, которые отбросили психотерапию назад лет на 100, а то и больше.

Но Кашпировский — это психотерапевт. Телепсихотерапия в корректной форме имеет право на существование.

Можно с уверенностью сказать, что наука наша делает еще один виток именно в направлении изучения человека. Это область, которая для многих, особенно традиционных ученых, является новой, чуждой.

А все новое воспринимается с опаской, с осмотрительностью, и, к сожалению, на протяжении десятилетий выработалось даже отрицательное отношение к нему. Это было у нас с генетикой, это было у нас с кибернетикой. Это было с такой отраслью медицины, как иглоукалывание. Все шло с трудом. И вот случай типичный, мне кажется, и с Кашпировским.

Посмотрите, насколько несерьезная критика, когда сотни тысяч людей получают выздоровление, когда самое главное — у человека появляется надежда на исцеление. Это — конечно, величайшее чудо.

Я считаю, что нам нужно на самом высоком уровне, даже, я бы сказал больше — на правительственном уровне создать комиссию, и эта комиссия должна не угробить высочайшее открытие феномена, а наоборот — утвердить и разобраться.

«Наедине со всеми»
Информационный сборник, 1990 г.

А. Кашпировский
13 октября 2016