fb ok ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 05 августа 2016: 854

2010 «TVN» (Польша)

Дата выхода в эфир: 21 ноября 2010 года.

— В 1995 году чеченский террорист Шамиль Басаев захватил в Буденовске больницу. И Вы туда вошли — и спустя 9 часов переговоров люди были освобождены.

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: Больше 2000 человек.

— Как это произошло?

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: Это был единственный в России террористический акт, в котором не погиб ни один человек. Хотя потом некоторые меня обвиняли, говорили, что, если бы не Кашпировский, то штурмовали бы здание и уничтожили Басаева. Но сколько человек погибло бы во время этого штурма? Хуже всего было видеть испуганных детей, спрятавшихся под больничными кроватями.

— А Вы тогда боялись?

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: А кого мне бояться? Не боялся я. Я человек конкретных поступков. Сделал свое дело и ушел.

— А в 2002 Басаев совершил новый теракт: в театре на Дубровке.

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: Я был в Бердичеве, на Украине, когда узнал об этом. Я отправил телеграмму Президенту России Владимиру Путину. Я знал, что если появлюсь, то Басаев отпустит заложников. Когда я расставался с ним в Буденовске, он сказал, что остается моим должником.

Тогда я написал Путину, что у меня получится договориться с Басаевым. Самолета за мной никто не послал. Утром я узнал, что произошло на Дубровке: о жертвах, об отравляющих газах.

— Во время штурма спецназ применил усыпляющий газ, из-за чего погибли не только 40 террористов. Жизни лишились также 129 заложников.

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: До сих пор меня мучает вопрос: дошла телеграмма до Владимира Владимировича или нет.

— Все хотят узнать что-нибудь о Вашей личной жизни.

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: Это запрещенная территория. Табу. Я уважаю разных людей, но конкретно это держу при себе.

— Но говорят, что последняя жена — нерусская.

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: Я Вам все расскажу за кадром.

— Вы счастливый человек?

АНАТОЛИЙ КАШПИРОВСКИЙ: А что такое счастье? Аристотель говорил, что существует 10 условий счастья. Первое из них — это живые родители. У меня их нет. Хотя счастье — это когда нет несчастья. Но, как правило, счастье кратковременное, а несчастье долгое. Важно ценить эти просветы, редкие проблески счастья.