fb ok instagram twitter youtube

признание

Просмотров с 22 марта 2013: 14597

В. Паламарчук

Паламарчук Владимир Иванович, д.м.н., профессор, заслуженный врач Украины, академик Академии высшего образования, зав.кафедрой хирургии и сосудистой хирургии Национальной Академии последипломного образования

Что можно сказать по отношению к врачу от Бога Анатолию Михайловичу Кашпировскому? Я впервые о нём услышал по телевидению. Он проводил сеансы лечебного направления и показывал свои возможности, с которыми, может, некоторые могли не согласиться. А почему не согласиться? Потому что это та разновидность воздействия на организм человека, которую невозможно измерить ни одним прибором - не придумали эти приборы.

И тем не менее, я скажу на примере своей мамы. У неё лет 30 существовала после травмы - в народе говорят - «шишка» на лбу. Она посидела перед телевизором несколько сеансов, проводимых Анатолием Михайловичем Кашпировским, и, в конечном итоге, через месяц после прослушивания, эта «шишка» у моей родной мамы исчезла. Я не прикладывал никаких компрессов и рук туда, никто её не лечил, никаких таблеток не давали, но надо признать тот факт, что этот дефект на лбу исчез.

Это один из примеров, которые показывают, что, действительно, есть  то, чего пока измерить невозможно, что это действует на организм человека.

Каким способом: - прямым или опосредованным, тоже никто таки не доказал, но факт остаётся фактом. Я знаю многих других людей, которые рассказывали мне, что, действительно, вот - послушали сеанс Кашпировского и им помогло. Нужно отдать должное и признать всё же, что таки это есть.

Если бы кто-то заинтересовался и создал возможность лабораторных институтских исследований, коим образом это получается.  Тут простой биохимией это не докажешь. Надо делать более глубокие, очевидно, иммунологические исследования, инструментальные исследования, ещё какие-то подключить физико-измерительные приборы и так далее. Может, что-то из них даст возможность измерить и показать, на чем основан факт лечения, которым владеет и воздействует Кашпировский. За этим лежит будущее, потому что не всё поддается лечению скальпелем.

Что касается выполненной под обезболиванием, проведенным Анатолием Михайловичем  Кашпировским, большой полостной операции, с большой продолжительностью, до трех часов – это действительно зона очень больших болевых импульсов - там брюшина, кишечник, спаечный процесс, мышцы, натяжение мышц при пластике грыжевых ворот. Говорилось в прессе, что эта женщина терпела. Эту боль выдержать невозможно. Невозможно с любой точки зрения, потому что это очень большое рецепторное поле болевых симптомов, которые имеют в себе разные окончания и на дотрагивание, и барорецепторы, и хеморецепторы, и так дальше. Это невозможно выдержать, если не блокировать вот эту вот связь, которая подается между раневым полем и центральной нервной системой, где определяется чувствительность на эту боль. Поэтому я не склонен разделять точку зрения тех публикаций, которые начали выливать грязь на Анатолия Михайловича в плане, что больная просто терпела.

Я всё-таки хирург по специальности, с большим стажем хирургическим, тем более, что в эту науку я входил 11 лет. За плечами было медучилище, потом мединститут, потом уже работа, ну и, соответственно, наука - наука, которая вылилась в кандидатскую, в докторскую диссертации. Мы оперируем больных со всевозможными процессами на пальцах, которые могут иметь по площади всего 1 см по протяженности, и этот разрез невозможно сделать, не обезболив. А тут лапаротомия на всю длину передней брюшной стенки, и чтобы  человек не слышал боли без применения каких-либо обезболивающих препаратов - это невозможно. Стало возможным только при использовании того метода, который использовал Кашпировский.

Лучше придумать варианты и возможности лабораторных всевозможных физических исследований, чтобы узнать, что это такое  и каким образом человек воздействует на психику человека,  на тело человека, чтобы снять эту боль, помочь, допустим, осуществить ту же большую полостную операцию, которую делали и на молочной железе, и в брюшной полости. Я думаю, что так было бы лучше.

Что бы я хотел в завершение сказать? Я бы хотел пожелать Анатолию Михайловичу успехов в его работе и особенно подчеркнуть, что его практические и научные изыскания не теряют своей значимости. Этому должна быть проложена своя дорога, и этот вид лечения должен занять свою нишу среди всех разновидностей лечения.