fb ok ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 03 июля 2016: 5848

Больных будете иметь всегда. Меня - никогда

В 2009 году телеканал НТВ предложил мне стать телеведущим передачи на тему загадочных явлений человеческой психики. Было отснято 12 серий, появившихся на экране в конце 2009 и в 2010 году.

О качестве передач, в которых практически не было моего участия и ведущим был не я, а закадровый голос, а также были вставлены в фильмы без моего ведома персонажи, большинство которых я никогда не видел, - обо всём этом разговор в другой раз.

Главное в другом. Информация о том, что я буду выступать на телевидении не на шутку встревожила моих недоброжелателей, обрушивших на меня страшную лавину оскорблений и необоснованных обвинений, обнажив при этом абсолютную некомпентентность в моей работе, примитивно сводя её к надуманным невеждами лечебным «сеансам массового гипноза».

На этом фоне появилась статья директора Национального исследовательского центра телевидения и радио А.Самохвалова, которой он в интересах телевидения пытался сгладить возникшую ситуацию, проявив такое же, как и все остальные, непонимание.

Мой комментарий  этой неопубликованной статьи, написанный в 2009 году,  предлагается читателям.

16 декабря 2012

 

 Алексей Самохвалов,
директор Национального исследовательского центра телевидения и радио:

 — Медицинские практики с помощью телевидения противоречат законодательству о российском здравоохранении. Любое лечение должно осуществляться индивидуально, даже в рекламе лекарств обязательно предупреждение: посоветуйтесь с врачом. Однако, если участие Кашпировского в передаче ограничивается лишь беседами с людьми, экспертными оценками чьих-то способностей, комментариями, это вполне допустимо. Лишь бы не лечил всех подряд!


Комментарий Кашпировского

Прежде всего, никакое законодательство не идеально. Особенно, если касается здравоохранения.

Например, в 70-е годы, благодаря соответствующему законодательному акту, во всех психиатрических учреждениях СССР в приказном порядке стали широко применять наркопсихотерапию (или наркогипноз).

В свое время основатель психотерапии в СССР К. Платонов назвал гипноз «основным стволом психотерапии». С тех пор стало принятым считать, что психологическое лечение немыслимо без применения гипноза.

Сторонники этого, ставшего «классическим», постулата, постоянно сталкиваясь с трудностью вызывания гипноза у пациентов и стремясь преодолеть их осознанное или неосознанное сопротивление быть загипнотизированными, прибегли к помощи наркотических средств (методика была предложена М.Е.Телешевской).

Применялся, в основном, амитал натрия, который вводили внутривенно. Не буду описывать, какие тяжелые осложнения, нередко со смертельным исходом, вызывало это распространенное и ничем не оправданное заблуждение, что для более успешного психологического лечения людей необходимо во что бы то ни стало вызывать у них гипноз.

Вот и недавно мировую прессу обошло сообщение о смерти двух пациентов в Берлине во время сеанса групповой психотерапии. Сообщалось, что врач практиковал «глубоко психологически обоснованную индивидуальную и групповую терапию» и с целью усиления своего гипнотического влияния применил сильнодействующие вещества, что и привело к трагедии. (http://internet.bibo.kz)

О «гуманности» подобного лечения и, особенно, о «мудрости» законодательства, разрешающего такие опасные способы для вызывания этого малоэффективного, а поэтому и никому ненужного гипноза, предоставляю судить читателям.

Другим, не менее «гуманным» методом, явилось лечение электрошоковой терапией, вызывающей грубые изменения мозговой ткани.

Оба метода применялись на основе законодательных актов. Только кто будет держать ответ за ограниченность и безграмотность законодателей, допустивших такое издевательство над людьми?

Не «безгрешно» и нынешнее законодательство. Справедливую оценку «мудрым» актам существующего российского законодательства в области здравоохранения можно дать хотя бы по факту узаконивания в стране «народной медицины». Предоставив всяким «целителям» право «лечить» людей на основании только лишь их сумасбродных заявлений о своих несуществующих в природе «способностях», законодатели вступили в противоречие с древним принципом врачевания, провозглашённым ещё Гиппократом, — «не навреди!».

Ведь, чего можно ожидать от этих, далеких от медицины любителей, среди которых большой процент акцентуированных личностей и душевнобольных? Кто и когда ответит за такое небрежное и преступное отношение к здоровью народа, жизнь и судьбу которого так легкомысленно доверили профанам, не имеющим ничего общего с медициной?

Обратной стороной этого абсурдного «разрешения» явилось ничем не обоснованное положение о недопустимости «медицинских практик с помощью телевидения». К такому «глубокомысленному» выводу законодатели пришли, опираясь не на научные данные и реальные факты, а на клеветнические и профанирующие тему заказные публикации в прессе.

Чрезвычайно важно понять, что, вводя запрет на применение «медицинских практик по телевидению», законодатели подразумевали лечение гипнозом, который в моих выступлениях по телевидению не применялся из-за его неэффективности.

Неистребимая живучесть идеи гипнотизма в большой степени повлияла и на восприятие моих телепередач, которое основывалось на трех факторах:

Первый — то, что зрители видели, глядя на экран.

       Второй — то, что они слышали в этот момент.

А третьим, очень сильным фактором, послужившим противовесом первым двум, было извращённое представление о психологическом лечении, сформировавшееся сотни лет тому назад, задолго до моих передач. Таким представлением до сих пор и, наверное, ещё сотни лет, будет незыблемое представление — психологическое лечение представляет собой гипноз. И ничто иное.

Этот запущенный в течение веков, а затем подкреплённый в сознании людей устаревшими научными взглядами метастаз заблуждения создавал и до сих пор создаёт неправильное восприятие моей работы, являясь искажающей помехой всему тому, что я делал на экране.

Между тем, и зрителями, и учёными, и теми же законодателями было упущено самое главное. Они, не понимая всех тонкостей психологического лечения, не могли принять в расчёт тот факт, что реальной силой является не гипноз, а внушение. Ведь и сам гипноз, что абсолютно очевидно, вызывается внушением.

Полагалось бы знать, что наряду со словесными внушениями, которые по каждому конкретному заболеванию в тиши кабинетов применяются представителями современной психотерапии, существует и «внушение» ситуационными факторами, несущими, в зависимости от своего характера, положительную или отрицательную «внушающую» информацию.

Словесные внушения, являющиеся основным орудием воздействия в современной психотерапии, эффективны лишь для устранения заболеваний функционального характера, но отнюдь, не соматических (телесных) заболеваний, от которых зависит жизнь человека.  

«Внушение», создаваемое ситуационными факторами, представляет собой совсем иной вариант программирующей информации и является огромной силой, чрезвычайно распространенной не только в человеческом обществе, но даже и в мире животных.

Отсюда вытекает нелепость пункта о том, что «любое лечение должно осуществляться индивидуально». Такое лечение, как правило, всегда обречено на проигрыш, особенно, если преследовать цель избавления людей от заболеваний физического порядка.

Приведу некоторые примеры несловесного программирующего «внушения», производимого ситуационным фактором.

Мы стоим над пропастью — разве она не внушает страх без всяких ненужных слов о страхе? А, главное, — без предварительного гипнотического усыпления!

Изменение цвета шерсти у зайца с приходом зимы или лета — вызывается «внушающим», программирующим действием ситуации, создаваемой самой природой. Этот же эффект можно вызвать и в лабораторных условиях, сымитировав для зайца в разгар жаркого лета искусственную обстановку зимы в обычной комнате (к примеру, с помощью ваты, простыней и низкой температуры).

Важно заметить, что «внушение» в перечисленных мною примерах — не носит медицинского характера. Раздался, например, громкий звук — мы вздрогнули, поднялся адреналин. Получилась сильная реакция. Но звук не являлся таблеткой или другим медицинским препаратом.

Точно так же и моя работа на телевидении заключалась в том, чтобы немедицинскими факторами пробудить к действию механизм собственной «медицины» внутри человека.

Примеров внушающего и, следовательно, программирующего влияния окружающего мира на человека много. В том числе, и влияния людей друг на друга в бытовых условиях. Не зря академик В.Бехтерев утверждал, что «внушение преследует человека с детских лет до глубокой старости». 

Создание внушающих (программирующих) ситуаций явилось самым главным фактором в проводимых мною телепередач-1989. Не случайно одним из приёмов сильного внушающего воздействия было использовано зачитывание писем зрителей с сообщениями о положительных результатах.

Таким же сильным внушающим фактором явилась естественная склонность людей «заражаться» не только дурным, но и хорошим примером. (Вспомним пословицу — «дурной пример заразителен»). Сообщая о своих небывалых излечениях, участники встреч в Останкино заражали своим примером миллионы телезрителей, о чём говорит имеющийся у меня колоссальный архив положительных откликов.

Ни в одном из приведённых выше примеров не требовался, а потому и не применялся гипноз.

Проведение мною без всякого гипноза обезболивания по телевидению хирургических операций на брюшной полости (самой шокогенной зоны в организме) — наглядное тому доказательство. Примени я гипнотизирование — меня бы ожидал проигрыш!

Надеюсь, что после всего сказанного читателям будет понятно, что путать гипноз и внушение — большая ошибка. Это давно гениально подчеркнул корифей мировой науки И. Павлов: «Кто путает гипноз с  внушением, тот расчищает дорогу мистике».

Запретить действие «внушения» природы на людей и самих их друг на друга — никто не в силах. Не под силу такое и российскому законодательству, навсегда скомпрометировавшего себя недомыслием и слепотой, проявленными по отношению к моей телевизионной работе, благодаря которой были излечены сотни и сотни тысяч людей.

О ссылке господина Самохвалова на положение о том,
что «любое лечение должно осуществляться индивидуально»

Да, это требование абсолютно справедливо по отношению к хирургам, терапевтам, гинекологам и представителям всех остальных медицинских специальностей.

Но только не в отношении психологического лечения, которое согласно устаревшим психотерапевтическим канонам, опять же, связывают с тем же безвредным и бессильным гипнотическим состоянием.

А между тем гипнотическое состояние — для всех нас естественно. Будучи крайне необходимым для жизнедеятельности организма, гипнотическое состояние всю жизнь непроизвольно дважды в сутки (а то и более  в зависимости от ситуации) возникает у любого человека при засыпании и пробуждении, проходя четыре стадии — уравнительную, парадоксальную, ультрапарадоксальную и наркотическую.

Об этом полезно знать журналистам и остальным неопытным и не думающим «специалистам», приписывающим этому естественному состоянию несуществующие опасности.

Важно знать, что любые попытки добиться выдающегося результата (а таким являются изменения в соматической сфере) при помощи индивидуального контакта с применением гипноза и словесных внушений — всегда обречены на полнейший провал.

Не в обиду многочисленным специалистам, работающим в индивидуальном контакте по рецептам старой психотерапевтической школы, вынужден сказать, что никто из них успехов в сфере лечения от телесных заболеваний никогда не имел и не имеет.

Убедиться в этом можно, просмотрев в Интернете многочисленные объявления разных психотерапевтических школ и отдельных психотерапевтов с перечнем заболеваний, от которых они обещают излечить. Ни одно из них не является опасным для жизни. Ибо все они связаны лишь с функциональными нарушениями нервной системы: страх, депрессия, навязчивости, заикание, бессонница, семейные неурядицы.

Разве этот традиционный «психотерапевтический набор» можно сравнить с тем списком заболеваний, которые устранялись с помощью ситуационного «внушения» во время моих телевизионных и очных выступлений в разных аудиториях?!

Напомню, что в список достижений психотерапии, благодаря телепередачам в 1989 году, вошли победы над огромным количеством заболеваний, таких, например, как — постинфарктные рубцы на сердце, врождённые и приобретённые пороки сердца, склеродермия, эндартериит, псориаз, пародонтоз, спаечная болезнь, язвенный колит, пиелонефрит, сахарный диабет и сотни других телесных заболеваний.

Небольшая часть из имеющихся в моём архиве конкретных примеров таких излечений представлена на моём сайте в разделе «Сообщения об излечениях».

Многолетний опыт показал, что чем больше аудитория, тем больше появляется возможностей для усиления внушения и, соответственно, получения уникальных результатов.

Тогда как гипноз и индивидуальное лечение в этом плане полностью бессильны, в чём и скрывается их истинная опасность.

Отсюда, все надуманные рассказы о «вреде» моих телевизионных выступлений, названные невеждами «массовыми сеансами гипноза», не выдерживают никакой критики и легко опровергаются самыми неопровержимыми доказательствами.

Господин Самохвалов, «стеля сено» для НТВ, чтобы никто не мог придраться к новым программам за «вдруг проводимое лечение», придерживаясь доктрины гипнотизма, заверяет: «участие Кашпировского в передаче ограничивается лишь беседами с людьми, экспертными оценками чьих-то способностей, комментариями, это вполне допустимо. Лишь бы не лечил всех подряд!».

Кстати, в передачах НТВ (12 серий в 2010 году) я сижу перед пустым экраном, а передо мной позже, путем монтажа, были подложены сюжеты о разных персонажах, которых я никогда в жизни не видел. Целый ряд трудностей, возникших при создании сериала, заставили его создателей пойти на такой вариант. Плюс ко всему, закадровый голос от моего имени то и дело высказывал суждения, противоположные моим.

Со временем я обязательно выскажу своё мнение об этом сериале — в частности, о возмутивших меня некорректных методах монтажа, которые позволили себе его создатели.

Написав со страху «лишь бы не лечил всех подряд», господин Самохвалов хватил лишку. Этим высказыванием он, руководствуясь лишь мнением злопыхательской прессы, не имея ни малейшего представления о моей работе на телевидении в 1989 году, не зная мнения о ней учёных, не принимая во внимание тысячи и тысячи излеченных людей во время этих передач, одним махом перечеркнул всю значимость и колоссальную пользу моей работы.

С другой стороны, неужели было бы преступно, мои уважаемые современники, использовать возможность «лечить всех подряд» в стране, занимающей одно из первых мест в мире по вымиранию населения?

Преступно, по-моему, — обратное.

Никто из тех законодателей, которые принимали решение о запрете на телевизионное лечение, находясь под властью укоренившегося заблуждения о всесильности гипноза, безграмотно приписываемого мне разными невеждами, не подозревают об истинной силе — силе программирующих ситуаций, которые применялись и будут применяться мною всегда. Даже, если я этого не буду желать. Потому что для достижения положительного эффекта уже само по себе моё появление на экране перед людьми абсолютно не требует никакого моего дополнительного действия, тем более — беспомощного гипнотического.

Я и раньше ничего специфического не делал. Программирующее и внушающее благотворительное действие моих выступлений осуществлялось благодаря тому, что было у меня за плечами — телевизионные операции и колоссальный успех в излечении людей.

Откровенно говоря, вынужден признать, что я сам давно превратился в метод.

В метод, который помимо моей воли и желания, программирует людей на избавление от страшных и неизлечимых заболеваний телесного характера.

Свидетельством тому и на этот раз будут отклики тысяч людей, которые неизбежно последуют. Несмотря на нелепый формат самих нынешних передач, в которых я появляюсь лишь эпизодически и вовсе не в роли ведущего, которую вопреки контракту исполняю не я, а «закадровый голос».

А быть на экране в роли ничего не делающего человека мне не может запретить никто. Я — гражданин России и имею право, как и все остальные граждане, находиться среди людей. Не то, глядишь — скоро это премудрое законодательство запретит мне ездить в метро и ходить в магазин, — чтобы нечаянно кого-то не вылечил...

Кстати, на телевидение я не напрашивался. Мне поступило предложение, и только после долгих колебаний я согласился.

Поэтому — не надо никому волноваться. Ни работникам здравоохранения, ни батюшкам, ни некоторым журналистам, с таким яростным азартом и грубостью выплескивающим на меня весь свой запас «доброжелательности» и «искушённости» в чуждой для них сфере.

Спите, господа, спокойно. Не буду, обещаю я вам, никого лечить.

Но… излечиваться будут очень, очень и очень многие. Хотя это уже будет не моя «вина». Таков закон. И не нужны мне будут ни этот страшный - для вас и очень смешной  для меня - гипноз, и никакие внушения.

И ещё. Не скоро будет повторение подобного. Не скоро придёт в мир человек, который, с виду ничего не делая, будет легко совершать непривычное никому, в отличие от всех, кто с большими потугами делая что-то, не может совершить ничего.

Поэтому не защищайте меня и не оправдывайте ни перед кем. Я в этом не нуждаюсь. Не стал я каким-то другим за все эти годы. Не приписывайте мне никаких изменений. Остался я во всём – прежним. Но только в лучшем качестве. Себе и своему делу не изменил.  

И будете вы все из-за слепоты вашей больных иметь всегда.

Меня - никогда.

Анатолий Кашпировский
05 сентября 2009