fb ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 28 марта 2011: 12487

«Гипноз поневоле»

“21 кабинет”,
телепередача, декабрь 99 г.


ГИПНОЗ ПОНЕВОЛЕ

или хроника времён телевизионного лечения (текст фильма).

Здравствуйте! Мы хотим сегодня отметить один юбилей, как когда-то говорили, “славное десятилетие”. Ну конечно, в масштабах большой истории 10 лет - это совершенная ерунда, пустяк, но в нашей новейшей истории - это серьёзная дата. К тому же у юбилея этого две стороны: одна почти комическая, а другая - несомненно трагическая.

Итак, 10 лет назад, 1989 год, у телевизоров вся страна.

Десять лет назад это было всесоюзной сенсацией, а на самом деле одним из последних экспериментов партии над любимым народом.

(Речь его сопровождается кадрами из гипнотических сеансов Анатолия Михайловича на стадионах: люди смеются, под залихватскую музыку танцуют; интервью с ними. “Ну такая была, вроде как будто перепила”; “я была в опьянении”; “немножко опьянённая”.)

Эти люди не пьяные, нет. Просто в то время всю страну, всё, как говорится, народонаселение охватила некая психическая эпидемия. Мы и теперь, кстати говоря, от неё не избавились, а наоборот, зашли ещё дальше. Но об этом речь впереди.

А пока вспомним. Вот 10 лет назад я работал в газете, а Галина Аверьянова работала на телевидении. И вот мы соединили два этих средства массовой информации, все наши силы с тем, чтобы как-то попытаться разобраться, а что же происходит? В чём дело? Как именно Кашпировский и Чумак действуют на толпу?

(Опять речь иллюстрируется кадрами гипнотических сеансов: милиция сдерживает толпу желающих попасть на стадион на сеанс. Следующий кадр: на стадион входит Анатолий Михайлович Кашпировский).

Видите, идёт “хозяин”. Обычно “хозяева” позволяют нам футбол да водку, а вот чтобы мозгами там, мыслью расцвести - этого нельзя. Вот, наконец, компромисс - гипноз. Но поневоле ведь тогда он один знал, куда ведёт людей.

(Фото Анатолия Михайловича и его слова: “Не мешайте людям получать удовольствие!”).

Кое-кто тогда и многие теперь говорят, что любой человек на экране может определённых людей ввести в транс, заколдовать. (Речь Белицкого сопровождается изображением Чумака на экране: Чумак размахивает руками; на столе - банки с водой для зарядки). Надо совершать только странные движения, обещать бессмертие до самой кончины и говорить непонятное, но простыми словами: “обычно я буду воздействовать на окружающую среду” - Чумак. Чем было ещё бабулькину жизнь приукрасить, чем людей утешить, отвлечь от беготни по очередям, от талонов, от безрадостной жизни, при которой утром не хочется идти на работу, а вечером домой.


МИКРОФОН НА ПЛОЩАДИ.

октябрь 1989 г.

- Кашпировского с удовольствием смотрю.

- Помогает вам?

- Помогает: снижается давление, рассасываются (“расходятся”) швы - помогает.

- Невероятно, что у нас такое явление в стране и оно ещё вот так отвергается в период перестройки.

- Имеет ли право Кашпировский этим заниматься?

Это его личное дело; личное дело тех, кто к нему ходит: не хочешь - не ходи (“тоже правильно” - другой мужчина). Почему общественность должна решать или какая-то организация, имеет ли он право этим заниматься?!

Ой как не нравились нервным фанам Кашпировского эти вопросы - могли и побить.

Как же в те ещё советские времена пресса, которая не могла шагу ступить, пальцем шевельнуть без разрешения отдела пропаганды ЦК КПСС, вдруг пошла на такое? В то время председателем Гостелерадио был Михаил Фёдорович Ненашев. И вот он в одном интервью проговорился, Караулову, по-моему, он сказал, что было просто указание (знаете, как было, “есть мнение”), что нужно успокоить страну. Вот этими сеансами стали успокаивать. Партия сказала: “надо”; телевидение ответило: “есть!”.

Эта версия очень похожа на правду: народ расползался между стальными пальцами партии. Борьба с водкой, как известно, кончилась её победой. И нужно было что-то новое: идут кадры гипнотического сеанса на стадионе и за кадром голос Анатолия Михайловича: “Вы забываете вашу печаль, тревогу, напряжённость - всё теряете...”

Конечно, было заманчиво потерять тревогу, снять её, подбросить безопасные для власти мысли, причём бесплатно; лечили на халяву всю страну. А вот помогало это кому-нибудь? И вообще могло ли помочь?


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ.

декабрь 1999 г.

Татьяна Дмитриева - директор Государственного научного центра социальной и судебной экспертизы им.Сербского:

- Я не верила, что Кашпировский выходил на экран с целью успокоить людей; вот в эту его посылку, так скажем, я не верю: ему известна была, так сказать, клятва Гиппократа и была известна допустимая система работы с пациентом. Психиатр, который занимается любыми методами внушения, суггестией, обязан при этом иметь обратную связь. Вот он внушает что-то конкретное пациенту,  допустим, он внушает своему пациенту, чтобы он забыл о той болезни, которая у него есть, чтобы он на ней не сосредоточивался, чтобы это не мешало ему жить, - и он тут же должен получить обратную связь. Вот пациент проснулся. А как он проснулся, с чем он проснулся, и насколько его внушение было глубоко, насколько оно повлияло на этого человека? У Кашпировского не было обратной связи. То есть я считаю, что это была крупномасштабная авантюра.

Вообще-то под гипнозом (эти слова В.Белицкого звучат на фоне действия, происходящего на стадионе: Анатолий Михайлович подносит зажигалку под руку одному из присутствующих - он не чувствует боли; танцует женщина...) люди делают всё, что им внушили гипнотизёры, и цирк устраивается с одурманенной публикой тоже просто. Авантюрой был перенос этих приёмов на телевидение без разрешения Минздрава.

(Далее события на экране разворачиваются по сценарию известного ранее “Фитиля”: даётся кадр во весь экран с вывеской “Министерство здравоохранения СССР”, и голос В.Белицкого продолжает вещать).

Масштаб дал огромный эффект. Почему же никто не пришёл в Минздрав, чтобы получить разрешение на небывалую лечебную методику: всех от всего на всей территории страны? Мы спросили тогда: ведь закон запрещает лечение по-новому без апробации - так кто и когда её проводил?


ОТВЕТ (19 декабря 1990 г.)

 В.Ф.Егорова - начальника управления Министерства здравоохранения:

- Предыстория вопроса такова, что в августе месяце 89-го года руководство Государственного комитета СССР радиовещания и телевидения обратилось в Министерство здравоохранения СССР с просьбой: как вы смотрите на возможность телевизионной трансляции сеансов Анатолия Михайловича Кашпировского. Минздрав Государственному телевидению ответил, что “...Наиболее целесообразно проведение товарищем Кашпировским психопрофилактических бесед по телевидению, направленных на формирование здорового образа жизни без применения гипносуггестивных (в документе “гипнотических”) методов”.

Анатолий Михайлович от профилактических бесед очень быстро перешёл к врачеванию конкретных заболеваний. В конце концов, это привело к тому, к чему и должно было привести, что определённая часть населения, наиболее легко внушаемая или гипнабельная, как говорят медики, в общем-то, от телесеансов стала впадать в гипнотические трансы, - это одна сторона дела.

(Эти слова В.Ф.Егорова почему-то сопровождаются показом не телевизионных сеансов, а сеансами гипноза на стадионе, когда десятки людей по мановению руки Анатолия Михайловича упали навзничь - лежат).  И у людей, смотрящих эти сеансы, стали возникать всевозможные расстройства со стороны здоровья.

А в Москву уже шли рапорты с мест. Видите (на экране появляется список якобы “рапортов”): реактивные состояния, психоз, острая параноидная реакция, даже истерические сумерки. Десятки таких списков. А публика - в восхищении. “Славные, лёгкие, приятные” сумерки сознания с ведома Минздрава.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ.

декабрь 1999 г.

Виктор Макаров - профессор, зав. кафедрой психотерапии и медицинской психологии РМАЛО:

- Такое мнение преобладает, что это была чисто социальная акция, которая была разрешена Политбюро ЦК КПСС. И профессионалы здесь ничего сделать особенно не могли - они могли только сказать: “есть” - и выполнять.

Борис Егоров - профессор, кафедра психотерапии с курсом сексопатологии РМАЛО:

- Грубое воздействие на население в надежде, что оно успокоится, - это вот как раз один из тех показателей, что пытались медицинскими средствами решать немедицинские проблемы.

Юрий Колбаскин - ст. научный сотрудник кафедры психотерапии и психологии РМАЛО:

- Это подход не медицинский, это подход, ну, даже не фельдшерский. И вот за это нужно было как раз вот эти телевизионные сеансы критиковать. И тогда покойный мой учитель - зав. кафедрой, вот как раз, психотерапии, - он тогда выступал, он тогда (и не только он, но, в частности) говорили, что вот так делать нельзя. Это не значит, что наши слова не звучали тогда, - они звучали, но их не было слышно.

К.А.М.* - Вы должны стоять, не касаясь друг друга, иначе будут травмы. Глаза закрыть, - Анатолий Михайлович быстро идёт вдоль длинного ряда стоящих на стадионе людей, и время от времени кому-то резко наступая на ногу.

В.Б. - Не удивляйтесь, он ищет тех, кто слабо чувствует боль.

К.А.М. - Я уже у них вызвал обезболивание, уже. Вы видите: стопроцентный вариант. (Аплодисменты).

В.Б. - Нет ничего проще, чем обмануть тех, кто хочет быть обманутым. Они поверили. А кто бы посмел отобрать у народа любимую игрушку?

На экране - “чёрная маска”, следом за ней - Анатолий Михайлович:

К.А.М. - Я получаю огромное удовольствие, перечитывая телеграммы:

- После телесеансов в Останкино исчезло вздутие вены на левой ноге.

- После 2-х саратовских сеансов исчез рубец после ожога у дочки; у меня пропало уплотнение молочной железы, которое возникло после операции мастита; у соседского ребёнка исчезла экзема на кисти руки.  Вот чтоб сказали эти люди о пользе или о вреде телепсихотерапии? Неужели, Вы думаете, им интересно посылать такую телеграмму?

 

*
К.А.М. - Кашпировский Анатолий Михайлович.

В.Б. - Виктор Белицкий.

В.Б. - Больше всего он любил читать письма вслух, но писались письма уже иного рода. Например, больная потеряла трудоспособность в результате операции без наркоза и жалуется на мошенничество Кашпировского. Но такие обвинения он отметал, что называется, с порога.