fb ok instagram twitter youtube

Просмотров с 20 декабря 2009: 111711

Ш.Басаев
часть 1
Ш.Басаев
часть 2
Ш.Басаев и А.Кашпировский А.Кашпировский
Интервью с заложниками Освобождение заложников

 

БУДЁННОВСК – «ОТЦЫ» ПОБЕДЫ

Эти страшные события никогда не сотрутся из памяти нашего народа, как и все остальные, подобные им, когда за неправильные действия руководства страны, за их политические ошибки и недальновидность ни в чём не повинные люди расплачивались тяжкими страданиями или жизнью.

Станица Новочеркасская,  Тбилиси

Ещё во времена Хрущёва, придавшего огласке чудовищные факты геноцида советского народа во времена культа личности Сталина, в 1962 году была совершена кровавая расправа с демонстрацией трудящихся станицы Новочеркасская, требовавших улучшения экономических условий. Против мирных жителей были брошены танки, спецподразделения МВД и КГБ.

2 июня 1962 года демонстрация была расстреляна. Пощады не знал никто. Десятки уцелевших были приговорены к длительным срокам тюремного заключения в суровых условиях северных лагерей, а «зачинщики» расстреляны после обвинительных приговоров. 40 лет замалчивали это преступление, да и сейчас мало кому оно известно.

В 1989 году подобное повторилось в Тбилиси во время стихийно возникшего митинга. Снова были танки и снова погибшие. Я лично видел убитых в Тбилиси, когда их всех рядом положили на площади, чтобы каждый, подойдя к ним, мог прочесть их немой упрёк.
Но кому?
Все задавались вопросом, кто же был виновником их гибели.

Авторитарность власти

Хотя и так было понятно, что при существующей авторитарности власти в стране, никто из военачальников никогда не осмелился бы применить оружие против мирных людей ни в Новочеркасске, ни в Тбилиси, не получив на то соответствующего приказания.
В нашей армии всегда существовала абсолютная подчинённость высшему руководству страны. Впрочем, так и должно быть.
Другое дело, какие команды оно имеет право давать.

В подтверждение этого вспоминаются события на Дальнем Востоке в 1969 году, разыгравшиеся по поводу острова Даманский, когда пограничникам было приказано не стрелять в китайцев, рвавшихся на нашу территорию. Послушно исполняя этот унизительный приказ из Москвы, они позорно стояли к китайцам спиной, позволяя бить себя по голове дубинами.

Чтобы сказал Александр Македонский об этих «стратегах», политиках и полководцах!? Догадаться не трудно.
Но, главное в другом – пример острова Даманский показал, что никто в нашей армии не может стрелять ни в чужих, ни тем более, в своих, не получив приказ из Москвы.
Позже, в 1971 году, во время моих выступлений на Дальнем Востоке, узнал много новых подробностей, связанных с теми событиями.

Говоря об отсутствии (во все времена) бережного отношения власти к собственному народу и склонности к безжалостным расправам с ним, подчеркну очень важную деталь.

Начиная с описанных выше примеров и заканчивая примерами подавления терактов в стране за последние годы - только в одном единственном случае власть не проявила этой своей тенденции , что позволило сохранить жизнь сотен и сотен людей.

Произошло это в Будённовске в 1995 году.  

Я уверен, что каждый человек, слышавший об этой трагедии, на вопрос, как так могло случиться, даст ответ: два добрых дяди – бывший премьер-министр России В.Черномырдин и правозащитник С.Ковалёв совершили эту гуманную акцию. И если бы не они, такие хорошие, то, разумеется, все заложники были бы уничтожены.

Будённовск

Никто из всех, кто освещал события в Будённовске, не дал объективной информации об истинной причине мирной развязки этого беспрецедентного теракта. Ведь до вывода заложников из больницы, террористы убили очень много жителей Будённовска. В многочисленных публикациях тех дней авторы, путая даты, часы, имена, события, выплескивали во всеуслышание на весь мир свои рассуждения и выводы по поводу теракта в Будённовске, зачастую противоречащие реальным фактам. Однако история требует правды в освещении этих страшных событий. А главное, справедливой и объективной оценки действий тех, кто принимал в них непосредственное участие.

Эту правду я и хочу донести до всех . Потому что мне пришлось провести в захваченной террористами больнице рядом с Басаевым и его боевиками 9 долгих и напряжённых часов. И очень непростым путём перевести смертельно опасную ситуацию в русло мирных переговоров, что позволило спасти жизни сотен ни в чём не повинных людей, уцелевших после ожесточённых штурмов больницы бойцами спецподразделений.

Начало

Всё началось утром в пятницу 16 июня 1995 года. Проводив в Шереметьево свою жену в Прагу, я спешил на заседание в Государственную Думу, так как в то время был депутатом. Водитель, вращая ручку радио, вдруг поймал важное сообщение – какие-то террористы захватили больницу, уничтожили много людей. Это был конец передачи.

Правда, водитель уже кое-что до этого слышал, но не знал деталей. Он протянул мне журнал с большой фотографией Дудаева и дал этим понять, что захватчиками руководит именно он. Я стал пристально всматриваться в лицо Дудаева. Не скрою, он произвёл на меня положительное впечатление. И чем больше я вглядывался в его проницательные и умные глаза, тем больше во мне созревала уверенность, что с ним можно будет договориться.

Когда пришёл в Думу, идея освободить захваченных людей в Будённовске уже не покидала меня.
Нетерпеливое желание поскорее приступить к конкретным действиям заставило меня, долго не ожидая, встать, пройти через весь зал и подняться на сцену прямо к Председателю Госдумы Рыбкину Ивану Петровичу.

Он, прервав свою речь, обращённую к депутатам, повернулся в мою сторону.
Я наклонился к нему.

«Заложников во вторник получить хотите?»   - спросил я его без всяких вступлений.
«А почему не завтра?» - с претензией задал он встречный вопрос.
«Раньше не получится. Только во вторник. Прошу, поставьте на голосование».
«Вы уверены, что справитесь?»
«Да, я уверен».
«Хорошо, ждите». Я вернулся на своё место рядом с В.В. Жириновским.
«Хорошая идея» , - сказал мне Владимир Вольфович. Его оценка ещё больше укрепила меня в правильности принятого решения.

Вскоре моё предложение И.П.Рыбкин огласил на весь зал. Депутаты его одобрили.

Заседание продолжалось. Но никто больше этот вопрос не поднимал.
Во время работы в Думе я часто уезжал из Москвы на выходные в близлежащие города, где проводил выступления.

Не дождавшись никаких указаний и конкретных действий по поводу своего предложения, я улетел в Воронеж, оттуда автобусом в Нижне-Девицк, где в 18 часов провёл выступление. Там же, в Нижне-Девицке, получил телеграмму из Думы, что меня разыскивают, и что В.Жириновский с 30 депутатами вылетел в Будённовск и по пути заберёт меня из Старого Оскола. В Думе уже знали, что вечером я буду там. Телеграмма вызвала надежду, но, вместе с этим, и смутное предчувствие, что никто за мной не прилетит.
Так и случилось. Пришлось ночевать в Старом Осколе.

Утром 17 июня по телевидению показали, что бои идут в самой больнице и многие заложники освобождены. Стало ясно, что необходимость туда лететь отпала.
В гостиницу ко мне пришёл мэр города Гусаров Иван Афанасьевич и начальник УВД. Долго сидели и обсуждали происходящее.
Неожиданно из Думы пришло сообщение, что за мной из Ставрополя вылетел самолёт и мне надо лететь в Будённовск. В это же время по телевизору сообщили, что уже взят первый этаж больницы и ведутся переговоры. А вскоре позвонил экипаж прилетевшего самолёта.