fb ok ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 23 сентября 2010: 65424

Телемост Киев-Тбилиси 1989

Для ещё большего укрепления доказательства, что по телевидению можно очень сильно влиять на человека, даже вызывая резкое обезболивание, я решил провести ещё один телемост.

Но на этот раз уже с двумя пациентками. И с более тяжёлыми операциями.

Целью этого телемоста, как и первого (Москва-Киев 1988), являлось стремление ещё больше усилить настрой населения на восприятие будущих телевизионных передач и на соответствующее реагирование.

Из многочисленных желающих принять участие в этом телемосте в Киеве было отобрано два человека – О.Б. Игнатова и Л.Н. Юршова. У обеих были застарелые вентральные грыжи. Именно этот диагноз послужил причиной выбора, так как был связан с брюшной полостью.

Задолго до осуществления телемоста Киев-Тбилиси мне не раз приходилось общаться с академиком Н.П. Бехтеревой, работать в Институте мозга, возглавляемого ею Видео 1Видео 2. Зная, что я снова намерен провести телеоперации, она настоятельно убеждала меня не делать этого, будучи категорически против.

В своём неприятии моего намерения Наталья Петровна была не одинока. К сожалению, и другие учёные, с кем приходилось говорить на эту тему, не понимали, что для будущего телевизионного лечения крайне необходимо было создать мощный и непоколебимый настрой миллионов людей на реальность сильного воздействия на организм человека посредством телевидения. Поэтому мне требовались очень яркие доводы. Ничто не отвечало этой цели лучше, чем дистанционное обезболивание хирургических операций. Я хорошо помнил слова Н.Некрасова: «дело прочно, когда под ним струится кровь».

Откровенно говоря, судьба телемоста не зависела от позиции Н.П. Бехтеревой. Операции я бы провёл в любом случае. И всё же, мне в равной степени хотелось, как её понимания, так и «благословения». В конце концов, пожурив меня, она сдалась, сказав, что ещё один телемост она мне «разрешает».
«Но чтобы это было в последний раз», - сказала Наталья Петровна, предупредив «ни в коем случае не проводить операций на брюшной полости», подчёркнув, что брюшная полость является самой шокогенной в организме. Поэтому, если я пойду на такую операцию, «пациента будет ожидать шок».

Я прекрасно понимал опасения Н.П. Бехтеревой и с благодарностью отнёсся к её предостережению. Как и любому врачу, мне было очень хорошо известно, что вмешательство в брюшную полость может повлечь за собой шок и смертельный исход.

Но, при всём моём глубоком уважении к Н.П. Бехтеревой, я не мог согласиться с её советом такие операции не проводить, так как относительность знаний о человеке никому не давала возможности иметь полное представление о том колоссальном размахе реакций организма, которые могут возникать в ответ на правильное психологическое воздействие. Ни у кого, в том числе и у Натальи Петровны, не имелось даже приблизительного представления о моём невероятном опыте, которым я располагал, чтобы это «правильное воздействие» осуществить.

Моя философская система, рождённая этим опытом, имела в своей основе главное – оперирование  не привычными классическими приёмами психотерапии, а открытыми мною законами, способными обеспечивать возбуждение необходимого реагирования. К сожалению, бесед на эту тему у нас  с Натальей Петровной практически не было.
Поэтому, несмотря на всю обоснованность и серьёзность её предупреждения, я был абсолютно убеждён, что нет такого места в организме, которое нельзя было бы обезболить без помощи медикаментов. С другой стороны, я твёрдо знал, что смогу это совершить.

Телемост «Киев-Тбилиси» с дистанционным обезболиванием двух полостных операций состоялся ровно через год после телемоста «Москва-Киев» - в ночь на 2 марта 1989 года, - и прошёл успешно. И снова в процессе его проведения гипноз не применялся. Отмечу здесь, что разрезы брюшной полости у пациенток были: у одной – 25, и у второй - 40 сантиметров.

Новый телемост стал ещё большей сенсацией, чем первый, и открыл мне дорогу на Центральное телевидение.

Начало
часть 1
Начало
часть 2
Ольга
часть 1
Ольга
часть 2
Ольга
часть 3
Леся
часть 1
Леся
часть 2
Леся
часть 3
Леся
часть 4
Леся
часть 5
Интервью
часть 1
Интервью
часть 2

20 лет спустя...

Представленные на сайте видеоматериалы телемоста Киев-Тбилиси, казалось бы, комментариев не требуют. И всё же, спустя 20 лет, вновь и вновь просматривая незабываемые кадры, я лишь сейчас по-настоящему стал осознавать, что же мне удалось совершить в ту далёкую мартовскую ночь. То, что произошло тогда на операционных столах в Тбилиси, без преувеличения, равных себе не знает, несмотря на сотни случаев психологического обезболивания самых разнообразных хирургических операций, известных истории.

Операции в Тбилиси своей особой спецификой обезболивания настолько отличались от всех других, что это позволяет уверенно заявить, что вряд ли кто из моих современников сможет когда-либо стать свидетелем повторения подобного.

Дистанционный вариант обезболивания (впервые в мире), отсутствие гипнотического воздействия (вопреки привычной и общепринятой традиции), опасная область хирургического вмешательства (брюшная полость) - всё это в своей совокупности представляло собой неимоверную сложность.

Риск потери пациенток был огромным (о чем меня заранее предупреждала академик Н.Бехтерева и другие специалисты, ссылаясь на особо резкую шокогенность брюшной полости).

Но и моя уверенность в успехе была не меньшей. Моей опорой был колоссальный опыт и ставка на законы Природы. А самое главное - на закон, как этими законами распорядиться. Именно это последнее и остается до сих пор загадкой.

Неотъемлемым условием проведения телемоста явилось согласие на его проведение академика Г.Иоселиани, что можно назвать подвигом. Предоставить клинику, рискнуть лично оперировать в столь необычных условиях – на это мог быть способен только такой уникальный человек, каким был Георгий Давидович Иоселиани.

В итоге, свершилось практически невозможное.

Помню, как после окончания операций начавшихся в 12 часов ночи,  в 7 утра я вышел из Киевской телестудии и пешком направился к своему дому на площади Победы. Меня никто не провожал, так как мне хотелось побыть одному, чтобы всё переварить, осознать, привыкнуть к непривычному… Улицы были пустынны. Ночь ещё не отошла, утро только начиналось.

Я шёл и чувствовал себя словно человек, перепрыгнувший бездну. Радость победителя, пережитое напряжение и оставшаяся за спиной смертельная опасность – все это, сливаясь в один сумбурный ком чувств, требовало разрядки. По моему лицу вдруг неожиданно побежали слёзы...  Больше всего я опасался, что в этот момент меня вдруг кто-то увидит…

Известие о проведённых операциях миллионами людей было встречено с восхищением. Тогда я ещё не думал, что спустя 8 месяцев найдутся те, кто на всю страну начнут сеять о них кощунственную ложь. Говорить об этом не хочется, следуя совету Уинстона Черчилля: «Ты никогда не пройдешь, свой путь до конца, если будешь останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку».


P.S. Спустя 20 лет 2 марта 2009 в честь юбилея телемоста «Киев-Тбилиси» я получил всего лишь два поздравления – от моего акустика Виктора Пухленко из Одессы и пациентки из Харькова Елены Горбенко. Эх, Родина мать! Как же ты легко позволяешь превращать сынов в пасынки...

Спасибо Вам, Виктор и Елена. Вы единственные, кто не забыл эту дату и от имени всей уснувшей страны поздравили меня.