fb ok ok instagram twitter youtube

Научная оценка

признание

Просмотров с 20 декабря 2009: 33983

Возможности человеческого организма так же безграничны,
как безграничны возможности их пробуждать.
А. Кашпировский


Это слова знаменитого врача-психотерапевта Анатолия Кашпировского. После длительного отсутствия он снова в Нью-Йорке, где проведёт серию выступлений в залах Бруклина и Квинса. Нынешнему визиту А.М.Кашпировского в США предшествовали поездки по многочисленным городам Украины. Один из них — луганский город Алчевск, откуда прислала свою статью журналист Ю.Черепнина.


Десять дней, которые потрясли...

Ещё никогда мне не было так страшно перед чистым листом бумаги, хотя эта профессиональная болезнь знакома, думаю, всем журналистам. Но этот страх — особый. Мне предстоит написать о человеке, чье имя — Анатолий Кашпировский. Имя, не требующее титулов, эпитетов и рекомендаций. Мне неслыханно, невероятно повезло: за 10 дней пребывания Анатолия Михайловича в Алчевске общаться с ним едва ли не больше всех из местных журналистов. И вот теперь — расплата за везение...

Академия йоги считает его чёрным магом. Православные священники — сатаной. Пиарщики называют человеком-легендой. Завистники — шарлатаном. Тысячи (сотни тысяч? миллионы?) исцелённых обожествляют его. Так кто же он на самом деле?

Думаю, пафосное «кто же он?» извиняется тем, что ответить на этот вопрос практически невозможно. Он — человек-парадокс, человек-спор со Вселенной... Но в споре, как известно, рождается истина.

Впрочем, обо всём по порядку.

Кашпировский приехал в Алчевск 1 апреля. Ничего себе шуточка, да? Потому многие восприняли информацию в контексте даты: розыгрыш! Но все оказалось правдой: и приезд взаправду, и Кашпировский подлинный. И произошло то, что, полагаю, происходит возле этого человека всегда: город в считанные дни (да что там — часы!) разделился на его ярых сторонников и ожесточённых противников. В первых рядах противников оказались священники. Алчевск запестрел листовками, которые увещевали православных не поддаваться соблазну вступить в общение с дьявольскими силами и не подвергать опасности себя и близких. Дальнейшие события показали: победила надежда на исцеление. Люди шли сотнями на того Кашпировского, в чьи глаза на телеэкране смотрели 15 лет назад, почему-то истово веря: он — поможет. Или не веря, посмеиваясь, иронизируя, возмущаясь, всё равно в положенный час включали телевизор. Потому что это общение притягивало.

В течение десяти дней Анатолий Михайлович выходил на сцену по три раза в день — и неизменно его встречал переполненный зал, сотни глаз. А в глазах — вопрос, любопытство, жгучий интерес. Ну-ка, ну-ка, какой он , этот Кашпировский, на самом деле? Да... Неплохо выглядит. Крепкий, подтянутый, моложавый... Сколько ему, говорите? Скоро шестьдесят пять?! Быть того не может! Глаза горят, как у молодого... А чего весь в черном? Колдун, что ли?.. Но времени на эти размышления у них были считанные секунды: ровно столько, сколько требовалось «колдуну», чтобы выйти из-за кулис и дойти до стоящего в центре сцены стола. Всё. Дальше происходило то, что хотел он. И всякий раз — по-разному.

«Жизнь — это огромнейший, потрясающий спектакль». Фраза принадлежит Кашпировскому. Он вообще склонен афористично мыслить и выражаться, но об этом позднее. А спектакль происходил на каждой встрече. Интуитивно Анатолий Михайлович выстраивает точнейшую драматургию своего поведения на сцене и общения с залом, пик которой — любовь. Наверное, она необходима для всякого контакта, будь то равноправные партнеры, или одна сторона вещающая, вторая — молча внимающая, или не находящие взаимопонимания спорщики. Говорят, даже жертва испытывает к своему мучителю что-то вроде любви. Буквально во всех этих качествах поочередно ощущал себя зал.

Вот на сцену приглашаются люди, после травмы переставшие дышать носом. Резко и отрывисто Кашпировский требует быстрых, коротких и внятных ответов: сколько лет не дышит, почему... Мальчишка-подросток растерялся, запутался, из зала ему подсказывает мама. В ответ — испепеляющий взгляд, суровая отповедь, и мальчика отправляют на место. Он понуро уходит, повесив свой внушительный недышащий нос, а зал замирает в негодовании. Как можно?! Из-за какой-то ерунды прогнать ребенка, надеявшегося вылечиться! Изверг!.. А Кашпировский хладнокровно, будто в секунду забыв о происшествии, «отрабатывает» оставшихся на сцене. Через несколько минут они шумно и радостно дышат в подставленный микрофон, робко лопочут «спасибо».

Сцена пустеет. И тут недавний «изверг» вызывает изгнанного за нерасторопность. Зал снова замирает — теперь в ожидании. А происходит неожиданное. Исчезли резкость и придирчивость, мальчишка купается во внимании. Анатолий Михайлович новым, теплым голосом спрашивает, как зовут, сколько лет, откуда родом. Узнав, что из Азербайджана, говорит о своём уважении к этому народу, рассказывает добрую историю, связанную с азербайджанцами... Нос исправлен, но парнишка уносит с собой гораздо больше, чем исцеление, а в зале колышется физически ощутимая волна обожания.

Теперь на сцене страдающие аллергией. Кашпировский подходит к каждому. Вопросы, ответы... И вдруг — будто внезапно вырвавшееся: «Какое благородное арийское лицо!» В словах столько искренности, что польщенный «ариец» сияет, а жена смотрит на него из зала гордыми и влюблёнными глазами.

Новая шеренга пациентов. С краю стоит молоденькая девушка, явно очень стесняется и нервничает. А суровый дяденька, которого она боится, поворачивается и говорит всем: «Я представляю, какой красавицей будет эта девочка». Надо было видеть, как она уходила с этим предсказанием: как со знаменем.

Общаясь с Анатолием Михайловичем, зал не бездействует. Он переживает эмоциональные пики — то со знаком «плюс», то со знаком «минус»; реагирует на шутки, уровень которых зависит от уровня данной аудитории и может колебаться от изысканного до рабоче-крестьянского; радуется, обижается, волнуется, озадачивается... А тот, кто управляет со сцены этим морем чувств, фантастическим образом видит каждую мелочь: движение бровей, выражение лица, жест. Каково же должно быть его физическое и душевное напряжение?

— Нет, что вы... Я совсем не выкладываюсь. Я давно в своем деле робот. За сорок лет у меня были тысячи аудиторий. Я знаю, что такое аудитории Нью-Йорка, Берлина, Праги, я знаю, что такое зал ООН...

— А что, я не имел аудиторию ЦК Компартии Украины? Имел.

— А ЦК КПСС? В полном составе. — У меня и в первый раз руки не дрожали. А сейчас всё слишком привычно и предсказуемо: ситуации, вопросы, конечный результат.

— С детства очень много читал, умел разговаривать, воспитывал себя в аскетизме и спорте. Был спортсменом высокого класса. А спорт это ведь тоже одна из ступенек к совершенству. Большие нагрузки в спорте очень пригодились потом, ибо заложили базу колоссальной физической и эмоциональной выносливости. Впрочем, со спортом я не расстался и по сей день.

— Всегда был склонен к парадоксальным поступкам, любил создавать сложные, острые, а зачастую опасные ситуации, чтобы потом, порой рискуя жизнью, выпутываться из них. У меня очень большая информация о человеке, источником которой были не только книги, но и моя собственная полная приключений и риска жизнь. Асколько пришлось наблюдать и читать о примерах воздействия человека на человека.

— Я расскажу вам историю про величайшего певца и артиста Шаляпина. Однажды в компании друзей он предложил: «Хотите, я покажу вам, что такое настоящий актёр?». Среди шума и смеха об этих словах скоро забыли, а он спустя какое-то время незаметно вышел. А через несколько минут неожиданно ворвался обратно, побледневший, с безумными от страха глазами, в растрёпанной рубахе и своим громовым шаляпинским голосом воскликнул : «Пожар!». Реакция людей была ошеломляющая — все бросились спасаться — настолько он был убедителен в подаче этой информации, запрограммировавшей всех...

— «Моя роль уже позади. Я выхожу — искусный, опытный. За мной такой хвост предшествующих успехов, что мне уже не надо ничего играть. На сцене я — профи. Вот сейчас в разговоре я могу сбиться, на сцене — никогда. Там я автомат и всё, даже мой разговор происходит автоматически. Поверьте, иногда я слушаю себя и думаю: интересно, а что он ещё скажет ?..

— Да, у меня жёсткий стиль, как может показаться. Но вся жёсткость лишь в одном, что никому не даю нарушить выстраданные мной правила. Иначе нельзя: будет проигрыш. Толпа — это такой парень: или ты её возьмешь за загривок, или она тебя».

Андрей Миронов как-то сказал: «Талант — это умение увлечь себя на поставленную задачу». С Анатолием Михайловичем люди становятся талантливыми, увлекая себя на задачу, поставленную им ли, своим ли организмом, подсознанием. И возникает результат. Иногда — ожидаемый, если проходит именно то заболевание, от которого человек надеялся избавиться. Иногда — неожиданный. Порой очень быстрый, порой — отдалённый.

«Каждый сопричастен к выздоровлению, но не зрячей своей стороной, а слепой». Это тоже афоризм Кашпировского. Почему же именно в его присутствии та самая слепая сторона с внезапной интуицией выводит человека из тупика болезни?

— Вот сейчас вы скажете — харизма, да? А что это такое?.. Харизма — это правда в том, что ты делаешь. Можно попытаться разложить её на составные. Не самая неудачная внешность, уверенные манеры — чувствуется, что стою на твердой почве; наступательность, комплекс знаний, начитанность — это в целом составляет привлекательность. Я нестандартно разговариваю... А происходит вот что. Я реализую свой опыт, знание, умение, способность, если хотите, запускать способность человека к самовоссозданию, о которой он и не знает. Человек — это ведь сложнейший компьютер, который можно запрограммировать. Матрица «памяти нормы» существует в каждой клетке человеческого организма. Это и даёт основание для того, чтобы «достучаться» к ткани. Вызвать реакцию ткани в сторону её возвращения к нормальности — ведь этого же никогда не было!

Действительно, в «докашпировскую» эпоху психотерапевтическим воздействием такие результаты не достигались никогда. Исчезновение седины, пресловутых послеоперационных рубцов, последствий травм, возвращение к нормальным размерам щитовидной железы, исчезновение опухолей, нормализация сосудов, внутренних органов, прощание с тяжелыми формами аллергии, астмы, улучшение, а то и возвращение зрения — список можно продолжать.

— Почему нельзя лечить массово, кто это сказал? Псевдонаучные кликуши? Или эти самозванцы, малообразованные целители «от Бога», заявляющие о переданном им по наследству биоэнергетическом даре?

— Что они, кроме лжи о несуществующем у них «даре» лечить людей знают и умеют, чтобы безапелляционно изрекать такие глупости? У них что, есть опыт, открытия, миллионы спасённых людей или только зависть?

— Лучше бы молчали. Ведь у самих-то нет никаких биоэнергетических или других даров ни от Бога, ни от чёрта. На этот счёт я давно написал: «Все мы одно и то же, хотя не одни и те же».

Анатолий Михайлович категорично отрицает тех, кого многие считают его коллегами-конкурентами, имея в виду многочисленный отряд новоявленных «целителей» и «экстрасенсов», порождённых его уникальной работой в 1989 году, без преувеличения, вызвавшей умственную эпидемию психоцелительства мирового масштаба.